Latsis.name

Поколению, потерявшему Родину, посвящается

Font Size

SCREEN

Profile

Layout

Menu Style

Cpanel

Полинові шляхи вінничанок (ст.39-79)

ПОЛИНОВІ ШЛЯХИ ВІННИЧАНОК

Книга перша,  © Ястремський М.М., Лаціс М.П., Сокіл В.Ф. 2011         

(Продовження. Сторінки 39-79 )

Мужнім жінкам-вінничанкам,

які разом з чоловіками чесно і самовіддано,

з великим почуттям обов’язку перекривали

шлях полиновому лиху, присвячується…

 

  

Жанна Ткаченко

Жанна ТКАЧЕНКО

журналіст, заслужений працівник культури УРСР

Життя варте того, щоб жити…

Народилася в с. Шевченкове Барського району на Він-ниччині.

Закінчила факультет журналістики Київського держав-ного університету ім. Т. Г. Шевченка, а також вечірній ме-талургійний технікум.

Працювала в газетах «Правда Украинû», «Социалисти-ческая индустрия».

У Чорнобилі з 27 квітня 1986 року, де загалом провела більше 40 днів. Її матеріали на чорнобильську тематику дру-кувалися в багатьох вітчизняних виданнях – газетах, жур-налах, книгах.

Кавалер орденів Трудового Червоного Прапора, «Знак Пошани», нагороджена медалями.

Лауреат журналістських премій ім. Ярослава Галана і «Зо-лоте перо».

Заслужений працівник культури УРСР.

Нині на пенсії. Підтримує дружні зв’язки з журналіста-ми-чорнобильцями Вінниччини.

Прибувши в Чорнобиль наступного дня після аварії, бу-ваючи там регулярно на протязі півроку, відправивши в ре-дакцію десятки статей, репортажів, начинених фактами, прізвищами, цифрами, через 25 літ я хочу просто розповіс-ти, про що я думала всі ці роки про найбільшу трагедію ХХ століття, катастрофу технологічну і людську.

Народженим у 1986-ому зараз 25. Виросло плем’я «мо-лоде незнайоме», покоління, яке несе в собі важку пам’ять тієї біди. Життя не зупиниш. Діти продовжують з’являтися на світ.

Різні діти: більш-менш здорові і дуже-дуже хворі. Їх стає все більше. Першопричина – у хворобливості їхніх батьків, які зазнали і зазнають руйнівного впливу радіації.

Чи можна захистити націю від цього впливу? Очевидно

39

можна. Досвід такий у світі є. Можна. Якби нація, як любив повторяти наш третій Президент, була пріоритетом держави. Та цього не сталося. Нація і в цьому особливому випадку наткнулась на урядово-незнищенне чудовисько, яке називається «нема грошей».

Так і хочеться заволати: «Чорт забирай!»

По вулицях Грушевського, Садовій, Банковій у Києві не пройти – на-віть тротуари запаковані супердорогими авто. Недавно з інформації київ-ського радіо дізналася, що парламент Швеції обслуговують 3 автомобіля, а уряд – 11. Міністри їздять у справах по черзі. Ми ж очевидно змагаємося з султаном Брунею в демонстрації розкоші. Роззолочені меблі кабінетів більше схожа на будуари куртизанок, аніж на робоче місце, тисячодола-рові костюми, вілли, яхти, приватні літаки і вертольоти. Вся ця помпезна показуха – свідчення слабого розвитку і відсутності смаку – відсунула на задній план усі пріоритети.

Чиї то гроші? Каже: заробив. «Будки собачої», – як зауважив наш відо-мий політичний класик, – за все життя своїми руками не зробив», а за роки Незалежності – мільйонні статки.

Балачки про боротьбу з корупцією набридли навіть тому, хто в будці, а рейтинг доморощених мільйонерів і мільярдерів зростає з року в рік. І все ніби так і треба.

Один сказав: «будуть багаті, будуть і бідні», другий мовчки стеріг, аби не заважали соратникам набивати рахунки в іноземних банках, третій обіцяв, що «багаті поділяться з бідними».

Спитати б у того прозорого від виснаження хлопчати – дотягне він до того часу, поки дядечко, пролітаючи мимо в лімузині, надумає з ним поділитися і дасть на операцію щитоподібної залози, ураженої раком. Саме ця хвороба найбільше доймає дітей-чорнобильців. Та й дорослих також.

Багаті, вони бач не ликом шиті. Хлюпне в миску обкраденому пенсіо-неру-чорнобильцю якогось варива – і тут же замовні телеканали крутять замовлені ролики про появу у рідній батьківщині меценатів, благодійни-ків-християн.

Хочеться заволати: припиніть принижувати народ! «Давай, давай! – по-радив мені знайомий міліціонер-чорнобилець, – я пробував. Кричи що завгодно, де завгодно і як завгодно. Повна свобода слова. Тільки хто ж тебе почує»...

Невже почують керівні мужі і дами, які носять наручні годинники вартіс-тю в кілька сот тисяч гривень, євро, доларів? Невже почують ті предки, які влаштовують своїм чадам весілля на мільйон доларів та ще й хизуються цим?

У принципі, все не так уже й незрозуміло.

Багатство – своїм. Більшості народу – прожитковий мінімум (вдумай-тесь у це нелюдське визначення) і «споживчий кошик», точніше корзин-ка-невидимка, оскільки «всезростаючими реальними доходами населен-ня» її наповнити неможливо. Навіть до половини.

Може, я не права? Може, є ще десь на світі дика країна, де б так не поважали свій народ.

40

Але вже точно нема держави, для якої люди, які ціною свого здоров’я подарували його мільйонам інших, які врятували від загибелі величезні матеріальні цінності, культуру, стали б тягарем, обтяжливою ношею, яку і скинути гріх, і нести не хочеться.

Чи не тому у двадцяту річницю чорнобильської катастрофи наше кері-вництв визнало, що якось «забуло» про чорнобильців – про живих і поме-рлих, про їхні сім’ї, які залишилися без годувальника, про інвалідів. Я б не сказала, що зовсім забули. Коли треба було щось відняти – згадували. А ось про пенсії дійсно нікому не спадало на думку. Сьогодні ще цікаві-ше: один з урядовців-реформаторів (до речі, мільйонер) заявив, що пенсії і компенсації у чорнобильців-ліквідаторів зависокі і їх треба зрізати.

Ось у таких умовах все-таки намагаються жити люди з досить дивним найменуванням ліквідатори.

Кажуть, не можна судити минуле з позицій теперішнього часу. Може, судити і не можна, але висновки робити треба. Я не можу зрозуміти, як за радянських часів, у країні, де техніка безпеки на виробництві була досить на високому рівні, найбільш незахищеною галуззю виявилась найуразли-вішою з точки зору екстремальних подій-атомна енергетика. Люди, які прибули на ЛНА – ліквідацію наслідків аварії – діяли хто як умів. У шах-тарів, автомобілістів, комунальників були досить професійні дозиметричні служби.

Але... Донецькі гірники, які виштовхували важкі вагонетки «на-гора», працювали при 40-градусній спеці по пояс голі. У безпосередній близь-кості до реактора.

Там же в акуратних білих комбінезончиках і шапочках зі своїми каме-рами і мікрофонами трудились телевізійники. Вони стояли і вели репор-тажі для всієї планети в таких радіаційних полях, де належало бігати зі швидкістю спринтера, де взагалі живій істоті не місце.

Журналісти, які працювали на ЛНА, були ніби самі по собі.

Давали нам ще «олівці», індивідуальні вимірювачі одержаної дози, які треба було здати після повернення, але куди вони потім зникали, ніхто до цих пір не знає. Були ще «пелюстки» – респіратори. Їх носили з певною часткою скепсису, бо вони не прилягали щільно і пропускали пил. Тому вони просто теліпались на шиї. Чи вдосконалені ці засоби захисту сього-дні? Питання риторичне.

Лікарі говорять: «Якихось особливих чорнобильських захворювань немає, їх не виявили». А що ж виявили лікарі? Ті ж, що й у всіх: інфаркти, інсульти, легеневі біди, виразки шлунка, щитовидна та інше. Тільки особ-ливість у тому, що коли звичайно у людини одна-дві болячки, у чорно-бильця їх цілий комплекс, і протікають вони важко, довго і лікуються дуже тяжко.

Це беззаперечно вплив радіації.

Якщо не створити таким людям комфорту побутового і морального, не дати ефективних ліків, регулярного харчування, то радіація повільно буде робити свою чорну справу, поки не доконає, що й спостерігається в останнє

41

десятиріччя. Люди відходять тисячами. При загальній мовчазній байду-жості.

А було ж. Давайте згадаємо: усе це нехай не в такому вже ідеалі, але в чорнобильців було, доки гаманець був спільним. Тодішній Союз грошей ні на ліквідаторів, ні на постраждалих, ні на роботу з ліквідації наслідків аварії не шкодував.

Ще деякий час тримались, поки були своє міністерство і свій Чорно-бильський фонд, до якого всі підприємства, незалежно від форми влас-ності, зобов’язане було відраховувати 16 відсотків свого доходу. Це були немалі гроші, за які будували лікарні і житло для потерпілих, забезпечува-ли чорнобильців згідно з Законом, активно велись роботи в зоні.

Зараз навіть не віриться, що таке було.

Безкоштовне лікування, щорічні путівки, суворо розписані норми хар-чування, автомобілі для інвалідів, першочергове одержання житла і т. п.

Це було правильно. Суспільство брало на себе витрати на компенсацію втраченого здоров’я та майна.

На жаль, уряди незалежної України втомилися від самих чорнобильців та їхніх проблем. «Платники податків» застогнали від «непосильної ноші»:

16 відсотків невдовзі перетворились на 12, а потім і зовсім вирішили звільнити підприємців від чорнобильського тягаря. Чорнобильців посади-ли на бюджет, тобто на шию бідним людям того ж суспільства. Відразу було ясно, що він їх не потягне, і знову вилізе на світ божий «нема гро-шей».

Підзаконні акти Кабміну один за одним позбавляли чорнобильців їх законних прав. Одна за другою «призупинилась дія статей». Закон втрачав свою силу і перетворювався на фікцію.

Захисників у чорнобильців не знайшлося ні в президентських палатах, ні серед депутатів, багато з яких кар’єру зробили на балаканині про націо-нальну трагедію.

На цьому фоні і зародився Чорнобильський рух, громадські організації, об’єднання, асоціації, групи ліквідаторів, інвалідів, вдів, переселенців, які стали на захист своїх прав. Вимагають від державних органів виконання, а не обрізування статей Закону України «Про статус і соціальний захист громадян, які постраждали внаслідок Чорнобильської катастрофи». Най-більш структуризованою і дієвою є Всеукраїнське громадське об’єднання «Союз Чорнобиль України», осередки якого є в усіх областях, містах, ра-йонах.

Активно працює Вінницька міська організація «Союзу...» Вона знахо-дить можливості для надання матеріальної допомоги найбільш нужден-ним чорнобильцям, вдовам ліквідаторів, дітям-інвалідам Чорнобиля.

Всебічного схвалення заслуговує творча діяльність правління міської організації щодо увічнення подвигу земляків-учасників ліквідації наслід-ків аварії на ЧАЕС у книгах, альбомах, буклетах пам’яті, у пам’ятниках.

Чільне місце серед цих видань займе і ця книга про жінок-подолянок, які брали участь у боротьбі з ядерною бідою.

42

Дорогі земляки, вінницькі чорнобильці!

Згуртовуйте свої лави, не опускайте рук, не пасуйте перед чиновника-ми при захисті своїх прав!

Домагайтеся поліпшення свого життя, бо ви його варті!

Чорнобиль. Парк Слави

м. Чорнобиль. Парк Слави. 1991 р.

Стела загиблим від наслідків аварії на ЧАЕС від колективу Мінчорнобиля.

Напис на меморіальній дошці:

«Мы помним, скорбим о безвременно ушедших друзьях, товарищах

при ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС».

43

Чорнобиль...

Поліський край... Зона смутку... Зона надії... Криниця душі...

44

Михайло ЯСТРЕМСЬКИЙ

З повагою до історії України

Кожна країна у своїй історії має дати, забувати про які не дозволяє пам’ять, бо саме вони є свідченнями мужності й героїзму її народу.

Одна з них – 26 квітня 1986 року, коли над квітучим Поліссям здійнявся в нічне небо зловісний вогонь радіа-ційного бруду.

Слово Чорнобиль у світі почули раніше, ніж слово Укра-їна.

Відтоді збігло 25 років, але слово Чорнобиль продовжує асоціюватися з лихом, страхом і небезпекою.

Чорнобиль і досі є незагойною раною, пам’ять про ту страшну катастрофу усе ще болить.

Нині, коли Японія веде боротьбу з приборкання радіації на пошкодженій АЕС «Фукусіма-1», світ, можливо, усві-домив, яким подвигом було вгамування Чорнобильського реактора.

На день поминання сюди, до Чорнобиля, після Велико-дня, до залишених могил, до новітніх пам’ятників з’їж-джаються з усіх куточків України люди – поклонитися рі-дним та близьким, вшанувати героїв, пом’янути жертви полинового лиха.

На знак поваги до історії України, до тих, хто ліквідову-вав наслідки катастрофи та з пізнавальною метою за спри-яння керівництва УМВС Ураїни області та облдержадміні-страції дві делегації вінницьких ліквідаторів відвідали зону відчуження, чорнобильський Свято-Іллінський храм та ме-моріальний комплекс «Зірка Полин»; побували на атомній електростанції, в Прип’яті, взяли участь у заходах з від-значення 25-річчя Чорнобильської катастрофи.

У складі делегацій вінничан – ліквідатори, ветерани по-жежної охорони, правоохоронних органів, представники громадських організацій, жінки-ліквідатори, голови міських та районних громадських організацій «Союз Чорнобиль України», представники засобів масової інформації та інші.

45

Автобус їхав повільно, пасажири жартували, розмовляли на різні теми.

Дивились на дорогу, яка повинна привести нас до місця найбільшої катастрофи в нашій країні. Наша увага була прикута до усього, що було за узбіччям дороги.

Під’їжджаючи, відчули якесь хвилювання. Перший бар’єр – КПП «Ди-тятки». Контроль. Перевірка документів. Є час, щоб сфотографуватися. Неподалік від КПП охайна каплиця з постаттю Божої Матері. Перебуван-ня її тут достатньо символічне.

Атмосфера в автобусі дещо змінилася. Люди розглядали картинки за вікнами. Дорога тут у відмінному стані, вражає якась первозданність, чи-стота узбіч, що поросли густим чагарником з молодим лісом.

За вікном автобуса миготять напівзруйновані, обкрадені хати. Пригля-дівшись, можна побачити сільські вулиці. Вже 25 років тут ніхто не живе. Природа витіснила людей.

Очевидно, що більш вдалого місця для розуміння трагічності того, що тут відбулося, знайти просто неможливо. Як і ядерне місто Прип’ять, міс-то-примара, мовчазна пам’ятка атомній катастрофі.

Розум відмовляється вірити в те, що тут колись лунав дитячий сміх, школярі поспішали до школи, дорослі на роботу, на лавочках збиралися бабусі.

Споконвіку на цій древній землі стояли мальовничі села з дуже гарни-ми назвами: Лелів, Старосілля, Чистогалівка, Вільча, Нові Шепеличі, За-лісся…

Древлянська чудо-земля потопала в зелені лісів, полів та лук. Це був райський куточок України.

Сьогодні покинута земля древлян, дреговичів заростає дикими бур’я-нами та лісом.

Напевне, гарну постанову прийняла Верховна Рада України про ство-рення Державного музею-архіву народної культури Полісся.

В цей день – 26 квітня – зону відчуження відвідали високоповажні гості: Президенти України та Російської Федерації, Світлійший Патріарх Московський і всієї Русі Кирило, Блаженнійший Митрополит Київський і всієї України Володимир.

З нагоди пам’ятної дати в Чорнобильському Свято-Іллінському храмі відбувся Пасхальний молебень, відправлена панахида по тих, хто вже віді-йшов у вічність.

«Силою віри був збережений цей храм, що став символом перемоги над страшною катастрофою», – підкреслив Святійший Владика. Він також освя-тив дзвони до дзвіниці, передані в дар Свято-Іллінському храму.

Патріарх з Митрополитом зробили кілька ударів у найбільший дзвін, сповіщаючи про початок пам’ятних заходів на Чорнобильській землі.

Патріарх також подарував ікону Спаса Нерукотворного настоятелю Свя-то-Іллінського храму отцю Миколаю.

Відбулись масові заходи біля Меморіалу в пам’ять перших жертв катас-трофи. Згодом Президенти обох країн звернулись із заявами до представ-46

ників засобів масової інформації; в Чорнобилі відкрили Алею пам’яті за-гиблим селам та пам’ятний камінь у фундамент майбутнього пам’ятника ліквідаторам наслідків аварії.

Згодом об’їжджаємо навколо станції. Зупиняємося біля пам’ятника бу-дівельникам «Саркофагу», який стоїть за 200 метрів від цього місця. Ди-вимося у вічі трагічній історії.

Від імені чорнобильців Вінниччини квіти до пам’ятника покладають голова обласної громадської організації «Союз Чорнобиль України» В.В. Войтов та колишній командир зведеного загону правоохоронців об-ласті полковник міліції у відставці А.А. Лебідь.

Символічно пройшла церемонія вручення почесних відзнак «За муж-ність і честь» Всеукраїнської громадської організації інвалідів «Союз Чор-нобиль України» двом активістам чорнобильського руху – ліквідаторам Миколі Харченку та Віктору Соколу. Відзнаки вручив радник голови він-ницької облдержадміністрації ліквідатор О.Б. Більман.

Робимо пам’ятні знімки.

Голова обласної громадської організації «Союз Чорнобиль України» Володимир Войтов закликав присутніх бути гідними подвигу тих, хто прой-шов усі кола ядерного пекла, зберіг життя та здоров’я інших, шанувати тих, хто сьогодні поруч з нами.

«Нічиєї землі не буває, – сказав ліквідатор Овсій Борисович Більман. – Горе зближує людей. Тому біль Чорнобиля також не повинен бути чужим.

Хочеться лише одного: держава не повинна забувати про тих, хто 25 років тому з честю і без вагань виконав наказ. Ми працювали там не за страх, а за совість».

Короткою, всього 12 годин, видалася наша поїздка до 30-кілометрової зони, але організацією, емоційністю вона запам’ятається назавжди.

Ми взяли часточку цієї жертовної землі для покладання під майбутній вінницький храм «Чорнобильського Спасу».

Прощаючись із цими святими місцями, ще раз переконуємося у двох речах. По-перше, атом не може бути тільки мирним. По-друге, у безжаль-ній силі природи, яка усуває сліди перебування людей, перетворює гарні міста в примару.

Як це не дивно, ми вже звикаємо до Чорнобиля, до зони відчуження, до небезпеки, що причаїлась під саркофагом, до гіркого присмаку полину в наших душах.

Але пам’ять… Це щось таке, що ані викинути, ані забути… Вона в тобі, в свідомості, в серці, в думках.

Хіба думалося тоді, навесні 1986 року, що ті дні, місяці, де один раху-ється за три, стануть чорною міткою нашого життя.

Для одних та весна стала останньою, для інших – перекреслила всі сподівання на щасливе і безхмарне майбуття, ще для когось навіки зруй-нувала мрії, які вже ніколи не втіляться через незадовільний стан здоро-в’я.

47

Батьківщині

Двадцять п’ять років у тяжкий похід Піднімаю, як журавка, крила, І лечу в болючий край, де рід Спить у засвинцьованих могилах. Моторошно, дико увсебіч, Ржавий ліс, знайомих сіл немає... Спалені... лиш Хрест, як мертвий клич, Як хорунжі корогви стрічає. Батьківщино! Мила сторона, Найрідніше місто, серцю близьке! Мирний атом з’їв тебе сповна, Любий край, земля моя Поліська. Не впізнала рідненьке село, Не впізнала школу, рідну хату, Де дитинство босоніж пройшло... Хоче на весь світ душа кричати. Висох сад від ядерних кліщів, Вулиці у заростях іржавих... Батьківщино! Красивіших слів Не знаходжу, бо пишу правдиво. В жили, мозок б’є гаряча кров, В полум’ї серденько оніміло... Краю рідний, ти - моя любов, Віддаю до краплі свої сили. Ой, моя Луб’янко, не вмирай! Відродись на диво супостату, Боже! Цих людей не забирай, А розплату дай дурному кату. Згинь маро, потвора, супостат! Дерево життя не розрубати... Ядерний чорнобильський набат... Вистояла Україна-Мати! Пам’яттю синів Земля живе, Тих, кого навчила не вмирати... Батьківщини серце вікове, Батьківщина – найсвятіша Мати!

Юлія ЮЩЕНКО

48

Свято-Іллінська церква

Свято-Іллінська церква Чорнобиль

На біль душі узяти звідки лік, Якщо довкола пустка та могили, Та тільки хрест ясніє звіддалік На церкві тій, де всіх святих молили,

Щоб в лихоліттях встояла земля. Уперше на віку мовчав Ілля. Стояла церква величава тихо. У книзі пам’яті вписало не ім’я,

А легіон імен незриме лихо, Всі долі перекресливши навкіс. Було село, що звалось Товстий ліс, Знесли його - мов не було ніколи,

І тільки згадкою молінь і сліз В Іллінській церкві із села ікони. Стоїть вона у вихорах віків, Убрана пишно: вишивки та свічі.

І жоден ворог знищить не зумів, Хоч намагався кожен, і не двічі. А храм стоїть уперто, незнищенний, Як вірний свідок вічного двобою.

Чи згадуєте ви землю цю зі щемом? То плачте не за нею - за собою.

Ніна ГАВРИЛЮК

Дзвіниця Чорнобильської церкви

Дзвіниця, подарована Патріархом Московським і всія Русі до 25-ї річниці Чорнобильської катастрофи

Церковний музей у Чорнобилі

Церковний музей Чорнобиля

65

Символ відродження

На кільцевій дорозі, з північної сторони селища Іванкова, ще здалеку на зеленій траві видніється велетенське бетонне яйце.

Автор цієї роботи – німецький зодчий Армін Кьольблі взявся здійсни-ти надзвичайно оригінальний проект. Задум такий: встановити своє діти-ще у безпосередній близькості до Чорнобильської зони і замурувати в ньому кілька тисяч листів наших сучасників, головним чином, дітей та молоді з різних країн світу – адресовані нащадкам, які житимуть у 3000-му році.

Чому саме яйце? Воно в багатьох народів символізує життя. На думку автора, проект його скульптури буде символізувати неминуче відроджен-ня землі після важкої «чорнобильської хвороби».

Перш ніж осісти неподалік Чорнобиля, яйце пройшло великий шлях від Бремена через Берлін і Будапешт.

26 квітня 2006 року автор подарував його селищу Іванків.

 

66

Чорнобильська зона

Як тяжко стукать у чужі оселі, Бездомним бувши на своїй землі.

Ліна КОСТЕНКО

Тремтять у мене побілілі губи:

«За що ти мстиш нам, о жорстокий вік?»

Стоять холодні, опустілі зруби

В поліських селах, між озер і рік.

В лугах пасуться коні здичавілі, Ночами виють зголоднілі пси. У падаличнім житі – квіти білі, Та страшно від прадавньої краси.

І страшно тут від цвинтарної тиші, Яку хіба що будять літаки. В хатах і клунях порядкують миші, І їх начальство сите – пацюки.

Не знатиме зерно млинових вальців, І тіло не пізнає звабу плес. Якщо у вчених ум неандертальців, Навіщо будувати їм АЕС?

Ніна ГНАТЮК

67

 

Жінки-лікарі на варті здоров’я ліквідаторів

68

Галина Василівна НІЖНЬОВСЬКА (Гаркав’юк)

Закінчувався вересень 1986 року. З неофіційних джерел стало відомо, що у жовтні буде завершено будівництво «Укриття» над зруйнованим четвертим блоком ЧАЕС.

І ми вже думали, що нам у 30-кілометрову зону їхати не прийдеться. Та ось на зборах медичних сестер Вінницької об-ласної дитячої лікарні оголошується: нашому колективу треба командирувати в Чорнобиль стільки-то медиків. Старша мед-сестра розмалювала, яка гарна там природа, робота там не важ-ка, а зарплата у три рази вища. Їхати погодилися всі.

До нас у Зоні АЕС побувало немало вінничан і наші медики почали розпитувати їх про умови роботи. Почуте було далеке від ідеалу. Невдовзі почалися відмови. Причин не їхати виявилося по саму зав’язку. Керівні «мами і тата» добилися, щоб своїх занадто «хворих» чад у радіаційний район не відправляли.

Поїхали старші. Я серед командированих була наймоло-дшою – усього 22 роки. Дворічного сина залишила на маму. Вона слізно умовляла мене відмовитись від поїздки, але я була несхитна.

Напхали нас у «ПАЗик», як худобу. Старші на сидіннях, а молодші – стоячи. Їдемо. За вікнами незнайомі місця, обабіч дороги ліси, перетинаємо річечки, зелені луки. Дійс-но красиво. Зупиняємось перед КПП в с. Дитятки. Нас перерахували, перевірили документи.

Нарешті Чорнобиль, районна лікарня. Усіх нас переодя-гли в новий свіжий одяг, як на виставку.

Розподілили по відділеннях. Мені дістався хірургічно-травматологічний кабінет – найважчий. З особливостями його знайома в основному, бо вдома працювала в реані-мації. На роздуми часу не було, бо наші попередники виї-хали чомусь поспіхом. Навіть залишили на видноті суворої

69

звітності медикаменти, дорогу апаратуру. У нашій групі була машина шви-дкої допомоги. Вона й доставляла до нашого кабінету специфічних паціє-нтів - з травмами на виробництві, з переломами ніг і рук, потерпілих в дорожньо-транспортних аваріях, з незаживаючими ранами. Були й з раді-аційними опіками. Надивишся на все це - і ні їсти, ні спати не хочеться. Але молодість долала ці труднощі. Харчувались ми добре. Їдальня була на евакуйованій ремонтно-експлуатацій базі флоту. Туди ми ходили через місток, прокладений ще в мирний час. А навкруг покинуті баржі, дебарка-дери, на березі Прип’яті сотні човнів.

З часом втяглися в роботу. Допомагав суворий режим. Підйом о 6.00, і на ногах до 24.00.

У цих умовах ми ще й складали вірші, пісні. Були прогалинки вільного часу серед дня.

«Здесь нет суббот и воскресений,

И нет свободнûх вечеров,

В цепи единой здесь мû звенья:

Побольше - дел, поменьше - слов».

«В прямом и переносном смûсле Чернобûль крепко в нас вош¸л. Но мû не нûли и не кисли. Здесь каждûй сам себя наш¸л».

Постійним нашим пацієнтом був місцевий мешканець, який опромі-нився під час ліквідації наслідків аварії на ЧАЕС, - дядя Федя. У нього була незагойна виразка. Ми, як могли, допомагали йому. А він розповідав нам про історію міста, про своє життя-буття до аварії.

Чорнобильський місяць сплив. Їдемо додому.

В останній день фотографуємось.

Перед виїздом за межі зони нам видали довідки такого змісту:

«Дана тов. Гаркавюк Г. В. в том, что он(а) действительно прини-мал(а) непосредственное участия в ликвидации последствий аварии на Чернобûльской АÝС и в свя-зи с ýтим имеет право на внео-чередное приобретение билетов на любой вид транспорта, посе-ление в гостиницу, медицинское обслуживание согласно Поста-новлению ЦК КПСС, Прези-диума   Верховного   Совета СССР,  Совета  Министров СССР и ВЦСПС от 17.05.86 г. Начальник оперативного штаба МЗ СССР В. Л. Рева»

70

Уже по приїзді додому на головного лікаря дитячої лікарні прийшла подяка на моє ім’я від Прип’ятського міськкому партії і міськвиконкому «за самовіддані дії при ліквідації наслідків аварії на Чорнобильській АЕС і виявлені при цьому мужність, професійну майстерність, високу політичну свідомість».

Маю статус ліквідатора І категорії

Медики в Чорнобилі

Колектив хірургічно-травматологічного кабінету – зліва направо: лікар-травматолог Юрій Ярьомін, ліквідатор дядя Федя, Галя Гаркав’юк, лікар Олексій Борисенко.

Медики в Чорнобилі

Весь загін медиків з Вінниччини перед виїздом з Чорнобиля 30 жовтня 1986 р.

З року в рік річниця аварії, друга, ось і вже 25-а, і дай Боже нашим людям, державі і світовому співтовариству пам’яті – не забути це лихо і тих, хто врятував Україну і світ.

Ось і Японія опинилася в подібному становищі.

Хочеться, щоб із цих подій було зроблено висновки...

71

Зонова Тетяна Леонідівна

Тетяна Леонідівна ЗОНОВА,

майор медичної служби запасу

Я теж народилася у квітні 1960 року на берегах Півден-ного Бугу. Моє рідне місто Вінниця завжди уособлювало затишний, мальовничий куточок не тільки в Україні, а й на земній кулі. Тут здобула середню та вищу медичну освіту.

У той далекий вже час довелося працювати в різних іпо-стасях: лікар-педіатр, лікар спортивної медицини, інтенси-вної терапії. Нині працюю лікарем загальнопрофільної бри-гади швидкої медичної допомоги інтенсивної терапії.

Мої дід і прадід – козацькі офіцери, отамани війська сибірського. Дід – учасник Першої світової війни, Георгі-ївський кавалер, сміливий, мужній, і водночас людяний і справедливий. Завжди слугував добрим прикладом у житті.

Батько, Зонов Л. О., полковник у відставці, полковник козацтва України, заслужений тренер України з боротьби. За самовіддану працю і тренерство нагороджений Срібним Хрестом українського козацтва та медаллю Верховної Ради України за видатні заслуги перед нашим народом.

Мати, Зонова Т. Ю., майстер спорту з плавання, багато років була директором спортивної школи.

Навчаючись у молодших класах, я займалася спортом. Мені доводилося успішно виступати у змаганнях з легкої атлетики (штовхання ядра), з боротьби самбо, кульової стрі-льби, згодом навчалася в спортивному інтернаті м. Львова, здобула звання кандидата в майстри спорту зі стрільби з лука, неодноразово удостоювалася почесних грамот та ме-далей.

Заняття у шкільній сандружині прищепили любов до ме-дицини. І зразу ж після закінчення школи пішла працюва-ти санітаркою в інфарктне відділення клінічної лікарні ¹ 8 м. Львова.

Тут мені доводилося часто бачити, як лікарі самовіддано боролися за життя людей.

72

Одного разу я спостерігала, як лікар досить професійно робив прямий масаж серця і таким чином урятував жінку.

Таких прикладів не злічити.

Навчаючись у медичному інституті на факультеті педіатрії, одночасно працювала в хірургічному відділенні, а згодом на швидкій допомозі м. Львова.

Пройшла шлях від санітарки до лікаря. У своїх старших колег навчилася багато чому, а головне – бути впевненою у визначенні діагнозу хворого.

Чорнобильська катастрофа сталася якраз у мій день народження. Тоді не гадала, що бачитиму на власні очі стільки жахливого.

З перших днів аварії Львівський відділ охорони здоров’я мене відрядив у Чорнобильську зону. Працювала у складі бригади швидкої допомоги. Нам доводилося виконувати різноманітні функції. Населення навколишніх сіл Іванкового, Зимовища, Чистогалівки, Старих Шепеличів, Копачів м. При-п’яті було налякане тим, що сталося. Так минали дні напруженої роботи.

Мабуть, найважче було з 27 квітня до 13 травня 1986 року. Спільно з колегами надавали медичну допомогу людям, евакуйовували різні верстви населення, робили аналізи крові, перевіряли криниці, водойми, обстежу-вали житлові умови мешканців сіл, котрі відмовлялися переїздити в інші місця.

Постійна спека вибивала нас із сил, але ми знали свій обов’язок, необ-хідно було робити все, щоб люди не панікували, зберігали витримку та спокій. Ми часто забували про їжу та сон.

Тетяна Леонідівна з батьком

73

Через два тижні виснажливої роботи наша бригада швидкої допомоги, отримавши велику дозу опромінення, була відправлена до Львова. Трохи підлікувавшись, повернулася до своєї улюбленої професії.

Я одна із перших медиків, котра брала участь у ліквідації Чорнобильсь-кої аварії, була нагороджена за самовіддану працю грамотою і медаллю «Учасника ліквідації аварії на ЧАЕС».

У Львові посприяла організації «Асоціації дітей Чорнобиля Львівщи-ни», в якій займала посаду головного лікаря. Одночасно допомагала іншим людям, що постраждали в той жахливий 1986 рік.

Дні, проведені у чорнобильській зоні, далися взнаки, здоров’я погірша-ло. Були проведені необхідні операції, але стала інвалідом ІІ групи.

Згодом я закінчила Київську медичну академію ім. Шупика з черво-ним дипломом за спеціальністю «Лікар спортивної медицини».

Деякий час працювала в ДЮСШ ¹¹ 2, 5 міста Вінниці.

Напередодні Олімпійських ігор у Китаї в 2008 році мене запросили пра-цювати у Міністерство у справах сім’ї, молоді та спорту в підготовці наці-ональної команди України з веслування на байдарках і каное. Учасники команди завоювали три олімпійські медалі.

У цьому успіхові є і моя заслуга як лікаря, бо опікувалася здоров’ям кожного члена команди.

Повернулася лікарем загальнопрофільної бригади інтенсивної терапії міської станції швидкої допомоги м. Вінниці.

Виховала доньку Галину, котра успішно закінчила Київський націона-льний університет культури та мистецтва за спеціальністю «Міжнародний менеджмент» Вона кандидат у майстри спорту з веслування на байдарках. Маю внучку Варвару. Я пишаюся ними, бо життя продовжується.

Ми своєю дружною сім’єю створили дома своєрідний музей, у якому є різні нагороди: грамоти, кубки, медалі. Серед них і моя особлива відзнака –Срібний Хрест українського козацтва

Все це буде слугувати добрим прикладом у вихованні внучки, щоб на-слідувала приклад старших, вчилася наполегливості, мужності. Головне – завжди і всюди бути людиною.

Нині мешкаю в с. Бохониках Вінницького району.

74

Марія Колесникова

Марія Дмитрівна КОЛЕСНІКОВА

Кажуть, що лікарі звикають до людського болю. Їм, мо-вляв, все одно, кого різати і як різати. Ой, неправда це. Велика неправда. Коли я навчалась у Кам’янець-Поділь-ському медичному училищі, студентам один викладач-хі-рург розповів, як його колега під час операції зомлів – пе-рейнявся болем маленької дівчинки. Довго відходять від операції й інші хірурги, та й не тільки вони, а й медсестри.

Я не хірург, але страждань людських бачила чимало. У травні 1986 року. У місті на Житомирщині. Туди я була командирована на ліквідацію наслідків аварії на ЧАЕС. Медичне обстеження населення позитивних емоцій не додає. При взятті крові на аналіз відчуваєш настрій кожної людини. Навкруг весняне розмаїття зелені, яблуневого цві-ту, квітів у палісадниках. Однак люди стривожені, зажу-рені, бо радіація заполонила край. Одних мешканців уже евакуювали, інших ще ні, ніякої надії на краще.

Нервовий стан цих людей передається і тобі. Заморена, знесилена, пізно ввечері падаєш у ліжко і забуваєшся у сні. А інколи «…і не спиться, й не лежиться, і сон тебе не бере…», як співається у пісні.

Працюю нині завідуючою клінічною лабораторією Гай-синської центральної районної лікарні. І горда з того, що надавала людям у Чорнобильській зоні посильну допомо-гу. Нагороджена двома медалями.

75

Лідія Мірошник

Лідія Василівна МІРОШНИК

Народилася 2 січня 1952 року в с. Будо-Голубієвічі На-родницького району Житомирської області. Згодом сім’я переїхала в смт Поліське Київської області. Неповну сере-дню освіту здобула в с. Шкнева Поліського району Київ-ської області. В 1965 році поступила до Чорнобильського медучилища, а після закінчення отримала направлення в Поліську районну лікарню.

Працювала медсестрою неврологічно-терапевтичного від-ділення. З 1984 року по серпень 1987 року працювала в районній санепідемстанції помічником санітарного лікаря з гігієни дітей та підлітків. На цій посаді мене застала ава-рія на Чорнобильській АЕС.

Чорнобильська атомна електростанція перебувала від смт Поліьське на невеликій відстані. Частина населених пунк-тів нашого району знаходилася в 30-кілометровій зоні. З перших годин аварії брала участь у розгортанні медичного госпіталю на базі районної лікарні. Як працівник санепіде-мстанції впродовж 4-6 тижнів брала участь у дозиметрично-му контролі рівня радіації по Поліському району, в виселе-них селах. В перші дні евакуації населення з Чорнобильсь-кого району, м. Прип’яті надавала медичну допомогу ева-куйованим. Під час евакуації населення з 30-кілометрової зони надавала допомогу важкохворим дітям. Згодом займа-лася роботою відповідно до службових обов’язків, надаючи медичну допомогу дітям та підліткам на території району.

У зв’язку з погіршенням стану свого здоров’я та дітей у серпні 1987 року змушена була переїхати разом із сім’єю в м. Бершадь, на малу батьківщину свого чоловіка. З того часу і по цей час працюю фельдшером швидкої допомоги.

У1992 році смт Поліське (райцентр) було евакуйоване і до цього часу вважається мертвою зоною.

Маю статус ліквідатора 1 категорії, інвалід 2 групи.

76

Не вій, вітре, з України

Повій, вітре, на Вкраїну...

С. РУДАНСЬКИЙ

Не вій, вітре, з України на чужії доли. Вже не будемо щасливі, веселі ніколи.

Не вій, вітре, з України, не рознось Чорнобиль. Хай вже нас, покірних, точать невидимі хроби.

Не вій, вітре, з України, не пади дощами. Хай вже наші чорні біди зостануться з нами.

Не вій, вітре, з України, не плоди отруту. Маємо ми всенародну, всепланетну смуту.

Не вій, вітре, з України, не тривож могили. Саркофагом із бетону ми рану накрили.

Не вій, вітре, з України підлою брехнею. Краще, люди, гірка правда, – хоч помремо з нею.

Не вій, вітре, з України, похилений вітре. Краще душу заплакану рушниченьком витри.

Та заграй нам, вітре-брате, на старій бандурі. Поки будемо на світі – будем не похмурі.

Сипле нам біда на скроні сивиною-дертю. Українці – такі хлопці: жартують із смертю.

Посилає нам Чорнобиль стронцієву хмарку. Українці – такі хлопці: п’ють із горя чарку.

За здоров’я, що спливає, як дніпрові води… … Не вій, вітре, з України, – збережи народи.

Ніна ГНАТЮК

77

Тамара Гуцол

Тамара Василівна ГУЦОЛ

Народилася 10 квітня 1949 року. Працюю лікарем-лабо-рантом гігієністом Тульчинської районної санепідстанції.

Для мене чорнобильська естафета почалася з останніх днів вересня того пам’ятного 1986 року.

Працювала лікарем у зоні, часто доводилося виконувати роботи з дозиметричного контролю. Термін перебування в зоні – 25 вересня – 19 жовтня 1986 року.

Засобами захисту від радіації були «пелюстки» та дозиме-три, схожі на авторучку, які повинні були запобігати про-никненню радіації. Щовечора спеціальна група вела облік отриманих доз радіації.

З великим болем дивилася на страшні наслідки аварії: по-кинуті села, будинки, на бродячих тварин, які шукали своїх господарів, голодних скажених собак, курей на деревах.

Аварія на ЧАЕС за площею радіоактивного забруднення та величиною радіоактивного опромінення людей, рослин, тварин немає аналогу у світі. Крім того, аварія відбулася наприкінці квітня – у період прискореного росту рослин і початку активного розмноження мешканців ґрунту, які є дуже чутливими до радіації. Вони й зазнали максимального радіаційного впливу.

Але найбільшу шкоду аварія на Чорнобильській АЕС принесла постійним жителям, яких терміново евакуювали.

Люди у розпачі покидали місця, де народилися, для яких ця територія була свята.

Сьогодні ми приречені згадувати Чорнобильську аварію, приречені на існування з її наслідками.

Потрібно віддати шану тим, хто врятував нас, нашу зем-лю, нашу Україну від вселенської біди. Мусимо згадувати той час, звертатися до спогадів очевидців грізних подій.

Я продовжую працювати. Проживаю в с. Нестерварці Тульчинського району.

78

Раїса Аязбекова

Раїса Степанівна АЯЗБЕКОВА

Спогади сина

Аязбекова

Євгенія Мукановича

Раїса Степанівна народилася в м. Мижаричі, Сумської області, 14 липня 1932 р.

З юних років працювала. Так склалося життя, що не до навчання було. В 19 років зустріла коханого, і в серпні 1952 року вони одружилися. Народилося двоє синів, в 1954 році – син Мурат, а в 1958 р. – син Євгеній.

Чоловік Раїси Степанівни був військовим, на той час вони проживали в м. Лебедині Сумської області, а в 1961 році чоловіка було переведено у м. Калинівку Вінницької об-ласті. Коли сім’я переїхала на постійне місце проживання в м. Калинівку, Раїса Степанівна майже відразу пішла навча-тися на курси, набір яких проводився організацією «Черво-ного Хреста», там вона здобула професію медичної сестри. З 1962 року стала працювати медичною сестрою в Калинів-ській районній лікарні, продовжувала підвищувати кваліфі-кацію.

Коли сталася страшна Чорнобильська трагедія, Раїса Сте-панівна вже шість місяців була вдовою, сини були вже до-рослими. На той час я уже працював лікарем у Ситківецькій лікарні, що в Немирівському районі. На ліквідацію Чорно-бильської аварії потрібні були медики, і адміністрація Ка-линівської районної лікарні відрядила маму в поліклініку в Чорнобиль.

Мати працювала в Чорнобилі з 30 вересня до 30 жовтня 1986 р.

З її розповідей, їхній робочий день розпочинався зранку і закінчувався глибокої ночі, бо жили вони там же – в полі-клініці, кімнати їхні були поруч з кабінетами. Було важко, і морально, і фізично, відчувалася сильна втома, слабкість.

79

(Далі буде ....)

Л.Похилевич. Город Чернобыль, описанный отставным военным стр.206-216

11. Городское управление

Владельческие местечки, к которым принадлежиг Чернобыль, давно ждут не дождутся Положения об них в законодательном порядке. Такое законоположение сделалось крайне необходимым после того как бывшие крепостные крестьяне получили 19 февраля 1861 года известные права с выкупом в собственность усадебных и полевых земель и после того как недавно помещичье последнее право в местечках западного края - право пропинациогшое зачтено уничтожеЕшым. В Чернобыле к этим двум обстоятельствам присоединяется еще несколько -именно: а) раздробление здесь владельческой гобственности на мельчайшие землевладения, хотя с удержанием при этом за главным землевладельцем пропинации теперь уничтожаемой; б) многочисленность арендного землевладения разнообразного по народностям и вероисповеданиям; и в) многочислехшость бывшего крестьянского сословия, оставшегося без полевого надела (огородники, коих 94) по недостатку земель у землевладельца, а по роду жизни сближенных более с городским нежели сельским населением; В ожидании нового законоположения о местечках Чернобылем заведует ныне два управления: волостное крестьянское правление и мещанская чернобыльская управа. Последняя под председательством мещанского Головы выбираемого еврейским большинством из немногих (число их с детьми ограничивается 50, см. на сгр. 195) православных мещан, разумеется самого податливого, состоит кроме такого головы (ныне мещанин Атанасенко Петр Михайлович), из двух членов также избираемых обществом, но уже непременно из самых ловких и настойчивых евреев нанимающих от себя вольного (иначе кого нужно) делопроизводителя. Жалованье им назначается: последнему как главному деятелю самое большое, 300 р. в год, голове 250 и двум членам по 200 рублей. Да на наем помещения для Управы, отопление и освещение ее, канцелярские расходы, на наем сторожа и десятских при полиции 502 рубля. Следовательно, все содержание городской управы в истекшем 1882 г. ограничивается цифрой 1452 рубля. Это первая главная статья расходов Управы, о которой она заботится с надлежащим усердием. Об остальном всем, за исключением впрочем спепиальных еврейских нужд, Управа заботится только под усиленным давлением какой-нибудь власти. При таком порядке вещей и при устранении старообрядцев, на одинаковых с евреями правах живущих в Чернобыле, от участия в выборах, благоустройство города (или местечка) не может рассчитывать на процветание; напротив того, здесь видим возрождение уничтоженного законом кагала, под другим именем, и первенствующее влияние всех магидов не только на выбор обществешшх деятелей, но и на всякие общественные дела оно вполне обеспечено. Почему мы полагаем, что грязь, нечистоты, скученность построек деревянных не есть, как думает один видный местный деятель (мировой посредник), наследие крепостного права, которому евреи не были подчинены, а происходит это от других причин. Управа кроме вьппеисчисленной суммы 1452 р., собираемой раскладкой на лица приписанные к мещанскому обществу, делает всякие раскладки казенных и общественных сборов: налогового казенного сбора на имущества в (1882 г. - 318 р.); на земские повинности - (820 руб.); квартирного - (232 руб.); на мировые учреждения (80 р.); свечного еврейского сбора (710 р. 50 к.); коробочного сбора (3213 р.); содержит в порядке список членов мещанского общества; ведет переписку о причислении и увольнении, судимости лиц, выдает паспорта на отлучки. По собранным сведениям в Чернобыльской управе было бумаг:

входящих      исходящих

в 1879 году            550               587

в 1880 году            812               926

в 1881 году            703               775

в 1882 году            633               992

Кроме указанного числа исходящих бумаг, Управа ежегодно выдает более 4000 паспортов на кратковременную отлучку сограждан в разные места, коим ведется особая нумерация, с отчетностью казначейству.

Как особенных доходов и расходов кроме необходимых раскладок на лица и имущества, так и городских долгов не имеется. Как на доказательство того, как трудно убедить нынешнюю мещанскую Управу позаботиться о чем-либо полезном для общества христианского, а не еврейского, мы укажем кроме грязи на состояние пожарного дела в Чернобыле, где пожары весьма часты и опустошительнь1. По настоянию нынешнего полицейского пристава купленные несколько лет тому назад 4 пожарные бочки более не потребовалось, так как имеется до 200 бочек у водовозов, которые в случае пожара могут быть употреблены вместе с лошадьми водовозов, и Зсприцыи или нагнетательные ящики; нужна только кишка в 400 рублей, которой сприцы поднимали бы снизу вверх сколько угодно воды. Но мещанская Управа, удовлетворяя одни религиозные еврейские потребности, отклоняет уже несколько лет покупку кишки.

Не знаем, по каким соображениям устроена некоторая зависимость чернобыльской Управы от Радомысльской городской Управы; зависимость выражается, например, в ежегодной отсылке

туда еврейских метрических записей (почему не христианских?). Вероятно это сделано для того, чтобы затруднить воинским присутствиям метрические справки.

12. Торговое значение Чернобыля и настоятельные его нужды

Чтобы определить надлежащей полнотой торговое значение Чернобыля, следовало бы указать количество и ценность получаемых и отправляемых товаров. Так как мы не имеем точных реестров ни того ни другого, то мы ищем требуемых цифр по соображению количества провозимого и вывозимого по трем годичным чернобыльским ярмаркам (стр. 203), и полагаем, что в нашем местечке получается товаров, помимо ярмарок втрое более нежели на ярмарках, а отправляется в другие места вдвое более. По такому расчету в Чернобыле получается товаров на 36,000 р., а отправляется на 27,000 р. Кроме удобных путей по рекам Припети и Днепру, соедшшощих местечко во время навигации с верховыми и низовыми торговыми пунктами13, Чернобыль связывается с окрестаосгями и сухопутными удобными сообщениями: 1) через Шепеличи к г.Мозырю; 2) через с.Корогод в м.Хабно; 3) чрез с.Черевач и Карпиловку в м.Иванков и г.Радомысль; и 4) через м.Горностайполь к г.Киеву. Пошедние две дороги несколько затруднителызы через реки с паромными переправами; и через пески и болота по местам. Торговля местечка и значение его в промышленном отношении упала со времени открытия пароходства по Прилети и устройства железных дорог. В прежнее время Чернобыль считался портом. Тогда вся смола из Волынской губернии, частью Минской свозилась в Чернобыль, а теперь она направляется другими путями через Волынскую губернию к железным дорогам. До учреждения пароходства по Припети ходило большое число парусных судов (байдаков), все это имело стоянку в Чернобыле, привлекало более народа и давало местным жителям большие заработки. Кроме того, Чернобыль поддерживался лучшим ведением дел помещичьими экономиями; в настоящее же время все окружающие экономии в упадке и большинство из них поддерживается до времени иареблением лесов.

Настоящие потребности и нужды захолустного местечка не могут быть велики, как в городах. До тех пор, пока выйдет Положение о выкупе русским и еврейским населением в местечках усадебных своих оседлостей и пока правительством издан будет закон о самоуправлении бывших владельческих местечек и городов, настоит пока надобность лишь в принятии мер против эксплуатации и притеснении безмолвного и небогатого большинства влиятельным и богатым еврейским меньшинством; эксшгуатаций и притеснений наиболее и наичаще выражающихся назначением себе и своим друзьям большего содержания за неяачитешшй труд и преследоватгаем одних еврейских интересов, а не порядка, чистоты и безопасности в местечках. Прибавим: если пгх^дполагается будущее улучшение внутрешкго благоустройства старого Чернобыля, то нам кажется, оно должно начаться предоставлением городу из 6 десятин усадебной земли бывшей юридики по крайней мере половины будущему городскому самоуправлению, на которой бы земле будущий город мог выстроить дома для Управы, благотворительных христианских учреждений и учебных заведений. Эти 3 десятины по недоразумению предоставлешше бессемейному и одинокому ксендзу, вовсе в них не нуждающемуся, если не предполагается возобновление доминиканского монастыря могли бы послужить основанием дальнейшего преуспевания города и центром соединения разнородного его населения.

Летом сюда и отсюда можно приезжать и выезжать по направлению к Киеву почти ежедневно.

13. Справочные сведения и заключение

Кроме владельческого сада в центре местечка, особого от дома в замке, в коем иногда устраивалась местным достаточньм классом летнее гулянье, с музыкой и проч., нет никаких общественных учреждений; даже патентованных адвокатов, за удалением г. мирового судьи в селение не имеется. Здешний помещик граф Болеслав Александрович Ходкевич, потомок известных в польской истории гетманов (соответствуют ньшешним военным министрам и главнокомандующим) В. кн. Литовского при Сигизмундах П и Ш, не живет здесь, а в других своих имениях Кременецкого уезда. Впрочем, по словам местных интеллигентов во владельческом здешнем замке есть хорошая библиотека и давний архив. Но как водится у нас, она недоступна для людей не полякующих. Хозяйственные дела экономии, кажется не в блестящем состоянии, судя по состоянию здешнего замка и дома, и потому что в недавнее время Чернобыльское имение состояло в опеке.

Приложения

Неоспоримые документы доказывают принадлежность в давнее время к русской народности и святому православию, а не латинской схизме, фамилий Сапегов и Ходкевичей, коих потомки ныне признают себя ляхами и латинииками.

В числе древних Сапегов некоторые были в духовном сане. Так князь Михаил Сапста, в монашестве Мисаил, был православным епископом Оболенским; а потом, около 1474 г., посвящен патриархом Константинопольским Семеоном Трапезунтским в Киевского митрополита. Дочь гетмана и канцлера великого княжества Литовского, князя Сапеги Екатерина была инокинею в Виленском женском православном монастыре, где, и скончалась около 1500 года.

Многие члены из фамилий Сапегов и Ходкевичей были основателями православных монастырей и церквей в разных местах Западной России, о чем свидетельствуют подлишзые фундушевые их записи, сохранившиеся доселе в архивах этих монастырей и церквей и в разных гродских и земских актовых книгах, сосредогоченных ныне в центральных архивах. Много из этих документов напечатано в разных сборниках актов и в Киевских губернских ведомостях. Мы ограничиваемся приложением здесь по одному документу, заимововашгыми из Вестника 3. Р. для двух фамилий: князей Сапегов и графов Ходкевичей, из коих первые владели Чернобыльским имением до начала истекшего столетия, а последние до настоящего времени продолжают владеть им. Эго делаем в видах оказать некоторую услугу как местному духовенству православно-католическому и латинскому, так и вообще местному населению и ньпюшнему владельцу имения - потомку православных Ходкевичей.

Приложение А.

1. Фундушевая запись Богдана Павловича и Аполонии Сапегов, данная Виленскому св. Троицкому православному братству на дом в г.Вильне, в Рыбном конце подле церкви св. Николая 1588.

Я Богданъ Павловичъ Саптъга на Боцкахь, Каштемнъ Смоленскш. А я Богдановая Сапгъжишя Каштелиновая Смоленская Полонея Тымофеевна кнежна Друцшя и Соколенская, обое сполечне чинимъ явно и вызнаваемъ симъ нашимъ листош кому того вгъдати будешь потреба: нынгыинимъ и напотомь будучимъ людемъ, што ми пригледевшися учтивым и побожнымъ справам братства церковного, закону нашего правослаго Греческого, въ мгъстгь Виленскомъ у монастыря при церкви святое и живоначалъног Троицы заложенного съ давнихь часовъ, а которого братства церковного ведлугъ порядку и застоновеня ихь братского, яко хвала БожЫ и окраса (украшение) церквей его светыхъ, также милостыня Богомолъцомъ и служителем церковным и чорницам вь монастыргь св. Троицы будучимъ, и тожъ до шпиталей и по турмахъ вязнем, и иншге побожные учинки, збавенъю душевному належачк, на честь и хвалу Господу Богу, для размноженя науки Письма Светаго зъ каждымъ часом водлугъ уваженя потребы одпровованы бываютъ. Чему и мы, яко упысные до того братства будучк зъ повинности нашое христианское участниками быти хотечи, а союзъ любви отъ самого Бога и Спаса вашего Ысуса Христа вгърнымъ его поданный, предъ очиш его маючи, прикладом зацныхъ Продковъ нашихъ и иншихъ благочистивыхъ людей христшскихъ, которые тежъ побожне живучи, не токъ далече о дочесныхъ свгьта сего, яко о пришлыхь и души некончаемыхь потгьхахъ пильное стороне чинечи, милосердные учинки зъ себе показывали; то есть монастыри и церкви Божее, на честь и хвалу Имени Его Светого фундувыи, учителей и слугъ церковныхъ запомогали, ш шпитоли подавали, и иншихъ побожныхъ справь наслпдуючи, благочестиве зъ сего свгьта во вгьчный животъ отходили. Прото на тыежъ милосердные учинки въ семь мгъстгь нашемъ вышей помененные и въ порядкахъ постановеня меновите описанные, зъ доброе воли вашое, заживаючи вольности права посполитаго земского въ конституцгяхъ сеймовыхъ около вольного шафованя всякихъ добръ своихь рухомыхъ и лежачихъ (движимых и недвижимых) жим колъвекъ правомъ набытые описанные, дает даруетъ и сим листом нашим на вгьчные часы записуем Братству впредь менованному церковному Светое и живованалъное Троицы у мгъстгь Виленском, въ законгъ нашемъ православном Греческом заложенному, дворъ нашъ у местгъ Виленскомъ въ рынку, противъ рыночного ряду, подъ правом шляхецким лежачш, никому ничем непенный, они заведенный, который перво сего, маючи я Полошя кнежна Друцшя и Соколенская въ моцы и въ владности своей одъ першого малжонш моего небощика пат Андрея Мацкевича, Секретаря Его Королевское милости, писаря земского Виленскаго вгьчноетт мне отписанный, записала есьмы была теперещнему малжонку своему Его милости пану Смоленскому. Границами тотъ Дворъ прилеглый зъ одное стороны подле дому церковного Пренесенъя Св. Николая; а здругое стороны подле дому Ларковскаго... и зо всими пожитками и чиншами и доходами з него приходячими, за тоюжъ волъноетт шляхецкою, яко есьмы его зъ давнего часу добровольне держали и уживали, отдаляючи его отъ дгътей, потомковъ и отъ усихъ ближнихъ кровныхъ и повиноватыхъ шшихь, Маютъ братЫ помеленного братства церковного тотъ дворъ епокойне и добровольне держати и уживати, и въ томъ дворгь будованъе всякое муромъ и доревом ведлугъ воли и уподобаня своего будувати и веж пожитки и чинши з него примножатъ и разтверать, и до шафунку своего брать, яко се имъ найлмм уподобати будешь. А зъ тыхъ чиншовъ, з того дому помененнаго приходячих, маютъ и повинны будут священником пресвятыя Богородици Виленским, имъ вегьм но подгълъ давати по в копь грошей литовскихъ въ каждый годъ, на вегь потомные часы. Также и кгды тотъ дом за старанем и наюшдомъ Братским збудуется, з тогожъ чиншу до выживет, опатриваня и хованя теплом людей убогихь шпитоля Виленскаго, а миновите: Пречистенского,  Спасского,  Троецкаго,  Пятницкого, Россшо мешшючихъ и скитающихся по улицахъ и до похованя тежъ людей убогихъ умерлыхь, и до хованъя чернщъ

при монастырю &етое Троицы в местгь Виленскомь будучихъ, и до оправы, и потребы церкви уведет Святое Богородицы, которая есть у церкви Соборной Виленской; и до иншихъ милосердныхъ учинковъ побожныхъ христкнскихь, которые суть ку расширеню хвалы Божое, яко: до хованя людей ученыхъ въ Письмгь Божомъ и Пгъвцовъ и слугъ церковныхъ, въ каждый годъ Старостове того Братства, водле часу и обаченя потребы якое колъвекъ при иншихъ расходахъ братскихь прикладати и подмогати маютъ и будутъ повинны; а въ держаню и владности имъ того Д$ора и въ отбираню вшелякихъ пожитковъ и чиншовъ з нихь приходячихь никоторые переказы чинити, зъ моцы и владности ихъ одыймовати не маемъ и не будемъ могли Мы сами, дгъти, потомки, ближш и кровные наши; але з того дому и пожитковъ всгьхъ з него належачихь вырекаемся вгъчными чаш. И на то есьмо братш поменненаго братства церковного дали тотъ шшъ Дарованный Листъ подъ нашими печатъми и зъ подписанемъ руки моее. Богданъ Сапега. А при том были у того добре свгъдоми и за очевистымъ прошенемъ нашимъ печати свои приложити ранили ихъ милость панове: Его милость кнезь Юрей Друцкш-Горскш; панъ Лукашъ Шановичъ Мамопычъ Скарбный Его Королевское милости великого кнезтва Литовского. Панъ Богушъ Селицш, Ротмистръ Его королевское милости. Писанъ у Вильни, Лгъта Божего нароженя 1588, мгьсяца Февраля 6 дня, ведлугь старого календару.

(М. П.) Юрей Друцкш рукою власною

(М. П.) Лукашъ Мймонычъ рукою власною

(М. П.) Богушъ Оьлщкгй рукою власною

(М. П.) Богданъ Сапега Каштелянъ Смоленский.

Подлинник хранится в архиве Виленского св. Духовского монастыря, состоит в описи под №37/1179  на   большом  пергаментном  листу,  писан  по-русски   славянской   скорописью.

2 Грамота Святейшего Патриарха Консташшюпольскаго Иоакима, данная Александру Ходкевичу 1505 года

(с латинского)

каким, Божгею милостхю, Арххепископъ Цареградскш нового Рима и вселенскш Патршрхъ и проч.

Поелику знаменитый (секЬпз) Король Польский и великхй Князь Литовскш въ своемъ посланш изъяснилъ наш и нашему смиретю, что Маршалокъ его державы благочестивый, православый и знаменитый господин Александръ - сынъ господиш Ъанна Ходкевича, изъ собственныхъ имгънш, изъ собственныхъ сокровищъ, въ своей собственной вотчингъ и нослгьдствгь, въ лгъсахъ Блудовскихъ, на берегу щи Супрасля, отъ самого основатя воздвигъ и выстроилъ знаменитый и препочтенный монастырь подъ шзватемъ Пречистой Приложенной Дпвы Мати Богородицы; а такъ какъ этотъ господинъ Александръ въ своемъ письмгь къ Нам упомянулъ, что от выстроилъ эту знаменитую церковь большими издержками из своей вотчины и позаботился о способахъ и средствах къ всегдашнему сушествоватю этой церкви и къ поддержашю жизии живущихъ при ней, въ честь и славу Христа, Господа и Бога нашего, и для всегдашняго поминовешя родителей и предковъ создателя.

Наше смиренк видя съ этой стороны сердечную его любовь къ Богу, явленную в основаны построены сей св. киновш изъ собственныхъ имгънш, сокровищъ и собственными трудами, благословляем создателя господиш Александра и Епископа Смоленского 1осифа и труды ихъ. Дг будешь жертва ихъ совершена предъ Ыомъ и милость Божгя всегда да почгетъ на нихь въ настоящем и будущемъ вгькгъ.

Затгьмъ благословляем эту святую киновгю и освящаем ее блогодатЬо Святого Духа; установляем определенные законы, правила и чинъ для всгьхъ теперь живущихъ и будущихъ, Ивопервыхъ заповгьдуемъ всегда неопустительно воспоминать и благословлять въ молатвахъ создателей Александра съ Ъсифомъ епископом. Также заповгьдуем живущим въ сем св. минастыргь, извгьстныш монашествующимъ о))жьямъ, чтобы они избирали изъ среды себя, а не откуда извне, брата достойного игуменства, или начальства, который бы знал, пасти духовныхъ овецъ, защищать и заботиться о церкви Божгей по заповгьдямъ Божхимъ и по принятому Уставу сей св. киновш. Иноки вь этот монастыргь пусть не пьютъ подслащешго напитка пива и накакого напитка упоевающаго. А кто хочешь пить, тотъ пусть довольствуется хлгъбомь и водою, чтобы не отвлекать своего ума отъ предметов божественныхь. Безъ воли игумена и всгьхь братш мошстырствующк изь монастыря да не исходятъ. А кто дерзнешь преступить эти наши заповгьди, тотъ да отлучится и да будешь ему анафема.

Заповгъдуемъ также, чтобы общее жительство ихъ было какъ можно чисто, по слову Божхю. Мни одинъ также монахь пусть не берешь денегъ, ни другой вещи, которая была бы излишняя. Но это все пусть будешь вь рукахь и во власти хранителя церковныхъ сокровищ, которого назначить игуменъ и изберуть братЫ вмгьстгь съ игуменемъ. И такъ, по Духу Св., установляемъ уставы и чинь достойныя памяти сей сё, киновш Пречистой Богоматери честного Ел и святого Благовгьщенгя, на берегу ржи Суправля. Рйди твердости и силы, мы дали это Наше писате, подписавши его Нашею рукою и укргъпивши Нашею висячей патркршею печатью въ Цареградгь, лгьта отъ сотворешя 7013, а отъ Рождества Христова 1505.

Грамота эта переведена с латинского позднейшего перевода ее, хранящегося в архиве Супрасльского монастыря. В этом же архиве найдено начало древней копии с подлинной грамоты Патриарха, которое мы здесь помещать почитаем излишним.

 

Приложите Б

 

СПИСОК лиц, владеющих в м. Чорнобыле усадебной и полевой землей на праве собственности, кроме пропинации (продажи питей).

 

 

 

Звание и фамилия собсшяшиков

Количест.

земли усадебн.

и пол.

1

Чернобыльский раскольнический монастырь. (По ведомости казшчейства показано: пахотной - 67 и лесной - 217десят.)

284

2

Две православные и одна латинская приходская церкви

128

 

Дворяне и чиновники:

3

Юлия Залевская

6

4

Камилия фон Дункель

1

5

ТацияПясковская

1

6

АннаПонтус

1

7

Стефан Ивони

»/•

8

Маркиан Машицкий

78

9

Титулярная советница Юлия Родович

5

10

Титулярный советник Еразм Грабовский

78

Мещане и крестьяне

11

Мещанин Стефан Рудченко

13

12

Мещанин Анна Дробицкая

8

13

Купец Семеон Зиневич

7

14

Мещанин Егор Иванов

5

15

Мещанин Иван Иванов

5

16

Мещанка Анастасия Недзведская

5

17

Мещанин Феодор Кушнеренко

7

18

Мещанин Феодор Митюк

74

19

Мещанин Наум Котляренко

74

20

Крестьянин Сергий Пениок

11

21

Крестьянин Радион Комаренко

32

Евреи

22

Евреский магид, купец Арон Тверский

10

23

Мещанин Нохим Тверский

%

24

Мещанин Борух Миреццкий

5

25

Мещанин Мошко Карпиловский

3

26

Мещанин Сруль Невах Лисянский

5

27

Мещанин Шмуль Мель

3

28

Мещанин Цаль-Меер Полтавский

2

29

Купец Дувид Городецкий

2

Австрийская подданная

30

Людвика Форсевич, или Форесович

23

Итого

583и900саж.

Приложение В. Периодические издания вьшисываемые в 1852 г. в м. Чернобыль

 

Название изданий

В каком количестве

1

Правительственный Вестник

1

2

Церковный Вестник

1

3

Епархиальные Ведомости

2

4

Губернские Ведомости

1

5

Фармацевтические Ведомости

1

6

Киевлянин

3

7

Заря

1

8

Современные Известия

1

9

Сын Отечества

1

10

Новое Время

1

11

Огонек

1

12

Свет

1

13

Рассвет

1

14

Русский Еврей (на еврейском языке)

1

15

Ту&осЫк МагзсЪашзй

1

16

Ту^осЫк Котапзб^

1

 

Всего экземпляров

21

Л.Похилевич. Город Чернобыль (Киевской губернии), описанный отставным военным Л.П. Киев, 1884:
                         Стр.185-190  Стр.190-199  Стр.199-206  Стр.206-216

Л.Похилевич. Город Чернобыль, описанный отставным военным стр.190-199

2. Характер местности, климатические и гигиенические условия города

Крутой берег Припети, на коем расположен Чернобыль, юзвышается над меженным уровнем реки саженей на 15, так что местность много похожа на Вышгородскую под Киевом. Мыс с южной стороны опускается к реке Уше более полого, что дало удобство проложить в эту сторону главную дорогу — Киевскую. Но по восточной стороне мыса — к Припети с трудом прорыто два крутых спуска на пристань, по обеим сторонам замка. К северу и западу тянется постепенно юзвышаясь хлебородная с чершзешю-глинистою почвой равнина, орошаемая инде ручейками текущим в Припеть, или Ушу. Направляясь из Чернобыля по Киевской дороге, вы переправляетесь летом вброд, а весной и осенью паромом через Ушу и тотчас за рекой вступаете в песчаную и холмистую равнину, обнаженную от покрывавшего ее некогда соснового леса, болезненные остатки которого в малорослых кустах вы видите направо и налево; равнину почти бесшодную, которая сопровождает вас добрых верст шесть до Дитятковского бора. Хотя равнина эта при весеннем разлитии рек Уши и Прилети заливается в большей своей половине водой, не допускающей устройства каких-либо постоянных переправ (мостов, плотов) и затрудняющей сообщение Киевской дороги; но летом мы признаем эту равнину удобной для лагеря: по обилию текущих вод, по обширности этой равнины и по удобствам приспособлений для пушечной и ружейной учебной стрельбы на малоценном по прошюдишгьности поле. Старожилы рассказывают, что разбросанные по равнине песчаные сугробы и холмы образовались на месте существовавшего здесь когда-то города; по нашему же соображению эти сугробы обязаны существованием столкновению в доисторическое время наносов двух могучих рек и город не мог существовать в такой непроизюдительной местности отделяясь от плодородных полей большой рекой; тогда как напротив того поле это несколько раз могло быть, избрано местом временной стоянки по тем или другим военным соображениям.

Внешнее благоустройство города, выражается лишь прямыми, широкими и регулярными улицами, персхжкакщимися под прямыми углами, и в некоторых местах обсаженными деревьями. Все дома деревянные, исключая трех евреев: Воскобойника, магида (еврейского архиерея) Тверского и Р^шшггейга. Еврейские дома очень скучены вокруг торговой шощади из-за свойственного им расчета, чтобы на немногих оплачиваемых квадратных саженях земли настроить побольше жилья и заведений. Старообрядцы живут на краю местечка и не так скучены; их дома большей частью меньше еврейских, но опрятнее; а некоторые даже изящны. Прочих обитателей из малороссиян все равно мещан и крестьян-собствешгиков дома немногим лучше обыкновешгых хат сельского мужика в этом крае. Вообще, дома и постройки мешщт-христиан и евреев отличаются згичителыю от крестьянских в деревнях большим простором, а многие неким притязанием на украшения и солвднейшей кровлей. Это придает Чернобылю вид симпатичного заштатного городка. Но улицы все, площади и спуски к рекам Прилети и Уше не только не мощены, но наполнены в мокрое время порядочными лужами, которые по нагорному положению города могли бы быть удобно спущены. Главная лужа, по-видимому никогда не высыхающая, находится в цешре, пред главной еврейской синагогой, вблизи мещанской управы. Но о лучших порядках в местечках и селах некому заботиться по неопределенности нашего на этот предмет закогюдательства, по коему в благоустройстве бывших владельческих сел и местечек несколько обязаны принимать участие и заботиться: во 1-х — местные жители посредством своих начальств, кагала и волости; во 2-х — мировые посредники; в ^-х — полиция и ее урящгики; в 4-х - землевладельцы, коих права или тень права и собствешюсть остаются в местечках и селах; но теоретическая забота четырех, в действительности сводится на никто. Само собою разумеется, что об освещении здесь улиц не только газом, но и сальном еще не скоро наступит время даже помышлять и очень резонно потому, что с наступлением ночи почти все жители прекращают свои работы и ложатся спать в противоположность большим городам, где с наступлешем ночи для некоторых только начинается деятельность.

Климатические, гигиенические и санитарные условия Чернобыльских жителей были бы совершенно благоприятны, если бы высушена была центральная лужа и было изъято из еврейского ведения закрытое еще в прошлом веке старое еврейское кладбище также почти в центре местечка, где евреи для избежания утомительного путешествия на новое кладбище тайком и ночью и доселе, говорят, хоронят своих мертвецов, закапывая их по восточному обыкновению не очень глубоко. Об этом догадывается тотчас свежий человек с чувсгеителышм обонянием, приближаясь к кладбищу. Это кладбище говорят лет за 15 было все (до 1 десятины) покрыто густым черным лесом, но когда перед польским восстанием начались в местечке весьма частые пожары, а между людьми раогространились рассказы о пршидении, выходившем из этого леса и произюдившем поджоги, то по распоряжению власть имущих в один день лес был вырублен. Таким образом миазмы не поглощаются уже корнями и листвой деревьев, а остаются в почве или носятся в воздухе. Новое еврейское кладбище находится по дороге в село Залесье, саженях в 200 от крайнего жилья. Оно огорожено высоким сосновым забором, а при въезде имеет деревянный жилой дом для сторожа, а в самой ограде каменную постройку, в коей сохраняются гробы магидов (духовных, очень уважаемых евреями лиц), а также много (до 1000) деревянных памятников в виде столбов и маленьких домиков с надписями, на еврейском языке и без надписей. Есть до 20 памятников из красного шифера, камня употреблявшегося в древних церквях киевских, особенно в Софийском соборе, о месте ломки коего некогда велись прения между учеными, пока кто-то не нашел место ломки в Овручском уезде, местечках Славечио и Скородном, где из этого шифера и ныне готовятся разные изделия. И на старом еврейском кладбище много памятников из красного шифера.

Кстати о прочих чернобыльских кладбищах. Православные и римские католики в Чернобыле погребают своих мертвецов на одном кладбище; такого достохвального единомыслия мы не знаем в других местопребываниях церквей Востока и Запада. Здесь тот же сторож и гробокопатель для обоих исповеданий; одна и та же ограда, хотя разваливающаяся от ветхости, оберегает могилы успокоившихся под тенью того же Креста, в объятиях обеих не мирящих в мире религий. Христианское кладбище занимает тотчас за крайним жилищем мещан местность, наполненную какими-то рвами и югаадившимися от времени малоприметтгыми валами, ш юзвышешюсти господствующей над городом. Оно имеет до 20 каменных и кирпичных 1тамятников, мало способных по круглой форме к постройке брустверов, тогда как памятники еврейских кладбищ, имеющих почти правильную форму досок, могут с удобством быть употреблены на постройки. Старообрядческое кладбище на другом, северо-западном конце местечка, недавно занятое после подмытая рекой и обрушения первого, вместе с старообрядческой часовней около 1855 года, окопано глубоким рвом, и не имеет еще ни одного каменного памятника, а лишь несколько деревянных крестов.

Вода в реках хороша, но за устройством инженерным ведомством каменной плотины по берегу Прилети, параллельной Чернобыльской юзвышешюсти, сделалось невозможным брать чистую воду из реки, а жители пользуются ею из образовавшегося между берегом и плотиной запруда стоячей воды. Эта инженерная работа, весьма дорогая, как все инженерные работы для казны, и на которую в настоящем году, говорят, будет назначена весьма солидная сумма, по мнению многих местных жителей, несомненно полезна лишь для замка, костела и сада землевладельца графа Ходкевича и костельного, коим угрожал обвал такой же, какой уничтожил старое раскольническое кладбище и часовню; но плотина нисколько не улучшает судоходства по Прилета, а передвигает лишь пески с одного места на другое. Пользоваться водой из реки Уши жители могут только во время весеннего половодья. В остальные времена года русло реки удаляется версты на 2 от местечка. Колодец в местечке только один, при каменном доме магида, но и в том вода нехороша и с трудом достается по глубине. Водоснабжение таким образом в городе примитивное — из речной запруды. Достаточные жители возят воду бочками, еврейское население, не допускающее ни одного жида, ни одну жидовку носить юду двумя ведрами на коромысле, хотя бы за несколько шагов, имеет особых водовозов (до 20) с собственными лошадьми и бочками, коим платят за доставку воды в дома определешгую сумму, смотря по количеству требуемой воды. Недостаточные жители из христиан носят юду ведрами с коромыслом, как всюду.

 

3. Земли, леса, городские угодья

Городской земли считается:

а)  под усадьбой владельца Чернобыльского имения, графа Ходкевича, или под так
называемым замком — 6 десятин.

Замок огражден со стороны площади глубоким рвом, а с прочих сторон гористыми обрывами.

б) под усадьбами еврейской чернобыльской общины - 23 десятин.

в) под усадьбами раскольничьего общества великороссиян - 37 десятин.

г)  под усадьбами прочих чишневиков - 8 десятин.

д) под усадьбами 28 собственников из дворян, христианских и еврейских мещан и из бывших
крестьян, ныне собственников (с принадлежащими им полевыми участками до 144 десятин); но в
черте местечка, приблизительно —15 десятин.

Собствешжки эти образовались в разное время: дарением со стороны гг. Ходкевичей, покупками как от них, так и от прежних приобретателей. Список собствсяптиков прилагается под лит. Б.

е)  под усадьбами кралъян-собстюшщшв вьжупивших по Положению 19 февраля 1861 г.
при содействии казны — 59 десятин

В том числе под крестьшгскими постройками и дворами до 14 десятин, и под огородами и садашприблюительно — 45 десятин

ж)  под юридикой (усадебной земли, принадлежавшей к недвижимому имению костельному,
но при обращении в каз1гу в 1843 г. церковных населенных имений, по недоразумению польских
исполнителей распоряжений правительства, оставленных служащему при костеле (ксендзу) усад.
земли - 6 десятин.

з)под кладбищами: христианским (православным и римским вместе) 2деаггш1ы; раскольническим — Уг десятины; еврейским старым, среди местечка — 1 десятина и новым за местечком Ш десят., всего - 5 десятин.

и) под усадьбами 2-х православных церквей и их ггричтов - 2 десятины.

й)подвьпх)Номкрестьянч:обствешдаков - 61 десятина.

к) неразверстшшого выгона общего Ходкевича с крестьянами-собственниками — 869 десятин.

л) под обществешыми еврейскими заведениями, как-то: еврейской богадельней, катальной баней, мыквою (религиозная баня), синагогой, пятью цеховыми школами, кирпишшм заводом, выпусками - 6 десятин.

м) неудобной: под улицами, площадями, косогорами, пристанями и проч. - 4 десятины

Полевой земли:

н) землевладельца Ходкевича: лугов и сенокос. 85 дес. пахот. 21; всего — 106 десятин.

о) полевой церквей: 2-х православных и 1-й латинской, всего — 120 десятин.

п) крестьянской: (хозяев имеющих наделы — 209) под лугами и сенокосами — 704 десятины. р) крестьянской под пахотными полями — 1056 десятин.

с) крестьянской неудобной: под зарослями, песками, водами, дорогами и бичевником -234 десятины.

т) полевой 28 собственников (см. под бук. В.) — 129 десятин Итого собственно городской земли ~ 171 десятина. А полевой причисленной к городу - 3178 десятин. Общий итог - 3344 десятин

Лесов близ местечка не имеется, кроме незначительных кустов лозы и низкорослого сосняка. Потребность в строительном лесе и дровах удовлетворяется привозом из окрестносгей, верст за 10-15 и сплавом по Припети. Пены на городские земли определяются смотря по близости к торговой площади и владельческому дому. Они продаются, иногда с постройками и без построек, квадратными саженями от 4 до 10 коп. за сажень.

Л.Похилевич, история Чернобыля

 4. Жители* число их по племенам, сословиям,

вероисповеданиям,

их занятия

Число жителей в местечке по племенам:

Муж.    Жен.    Итого.

Русских (малорусы и великорусы)                                                                              1476   1622      3098

Ляхов или поляков                                                                                              70                   84        154
Евреев, по показанию мещанской управы 1565 муж. 1870 жен., а по показанию

раввинов письмешю сообщегаюму                                                                            3049    3510      6559

4595      5216      9816

Последнюю цифру о еврейском населении надо признать подходящей к действительности, потому что по частным сведениям в местечке проживает до 10,000 душ обоего пола евреев. По званиям Чернобыльское население так разделяется: дворян и чиновников как служащих, так и не служащих до 50 об. пола, духовных до 17, купцов из евреев 5 семейств; все остальные мещане и крестьшкчюбстшпгики.

По вероисповеданию:

 

 

Муж.

Жен.

Об. пола

Православных

1294

1326

2620

Старообрядцев

220

258

478

Латишгиков

70

84

154

Лютеранского

2

-

2

Иудейского

все евреи

 

 

О мещанах в частности несколько слов. В ведении мещанской управы состоит по ее показанию:

                                                                                                                Муж.          Жен.             Об.пола

Мещан: христиан

 

 

 

(малороссов, великороссов, принявших православие)

50

57

43

Старообрядцев

272

302

146

Евреев

1565

1830

451

В 5 купеческих еврейских фирмах

12

13

5

Если присовокупить к ним до 10 семейств мелких и крупных землевладельцев, отставных солдат до 50 домов, и сверх того крестьян-огородников, не имеющих полевых наделов и по образу жизни совершенно сходных с мещанами, то получится полный контингент для образования будущей Чернобыльской городской думы. Особенно когда к тому прибавим ЗбОкрсстьян-собственников с полевыми наделами и соединим крестьянскую волость с мещанской управой.

О рождаемости и смертности в народонаселении собрать сведения труднее, нежели о наличном числе живущих. Только о православном и римско-католическом населении ведутся духовенством правильные записи; отчасти и о еврейском казенными раввинами, насколько дозволяет им духовная зависимость от всевластных магидов. По собранным от них сведениям в 1881 году:


Родилось       Умерло

Брак.

Числ,

Брак.

% отнош.     % отпош.

 

 

обоего

обоего

сочетались

рассторгн.

жителей

рождк

браков

 

пола

пола.

 

 

об. пола

нас.

к насел.

у православных

130

60

49

-

2620

20

55

уримско-

 

 

 

 

 

 

 

католик.

2

2

-

-

154

77

-

у евреев

142

148

64

7

6559

46

115

у старообрядцев

28

10

3

-

478

17

159

 

292

220

116

7

9811

33

90

т. е. у старообрядцев найчаще рождения; ибо 1 рождался на 17 человек; тогда как у православных на 20, у евреев на 46, а у римских католиков на 77 человек 1 рождающийся. Указания эти противоречат тому, что мы издавна считаем за аксиому, а именно, что евреи плодятся быстрее всех народностей; а потому приведешше цифры удостоверяют, что записи раввинские рождающихся, или показания раввинов о числе жителей еврейского исповедания неверны. Сведения о Чернобыльских раскольниках и о рождаемости и смертности у них еще заггуташюе еврейских. Чернобыльские раскольники делятся на два разряда, почти равных по количеству своих приверженцев: поповцы и безпоповцы. Первые обращаются за исполнением духовных потребностей в Замошский Николаевский мужеский монастырь, на правой стороне Уши, в 20 верстах от Чернобыля лежащий среди глухого леса. Там живет' до 40 человек братии и 2свящешшка, испошшощие все христианские требы как Чернобьшьским и Замошским поповцам, так и в женском монастыре, усгроешюм на левом берегу Уши в самой деревне Замошье (некоторые об этих монастырях и о Замошье подробности см. в "Сказаниях о населенных местностях Киевский губернии" Похилевича, стр. 149). В этот монастырь обращаются за исполнением важнейших треб все чернобыльские поповцы, а частью и безпоповцы, а в самом Чернобыле живег лишь уставщик, содержащий в своем доме частную молельню, куда собираются одноверцы по воскресным и празддгичным дням на молитвы. Уставпщк ведет неформальные записи о рождающихся и умирающих половцах только в одном Чернобыле и доставляет сведения полиции, когда какое-нибудь начальство случайно, или сгатистический губернский комитет периодически, потребует сведений о рождаемости, смертности и проч. Известно; что закон 19 апреля 1874 года возложил на полицию обязанность вести метрические записи о рождающихся, умирающих и бракосочитающихся раскольниках. А потому, любопытствуя видеть эти записи в полицейской канцелярии Чернобыля, я увидел лишь заготовленные в губернском правлении совершенно чистые печатные бланки, прошнурованные и припечатанные; но в них ни одной записи рождающихся и умирающих и ни одного брака. На вопрос, каким образом доставляются губернскому начальству статистические сведения о рождаемости и проч. отвечено: о поповцах доставляет сведение по первому требованию уставщик из своих бесформенных записей; а о безпоповцах полиция посылает одного из своих рассыльных по дворам, и на основании его показаний и уставщика, составляются ответы разным начальствам. Из этих ответов начальствам я пожелал извлечь нужные показания за истекожй 1881 г., но по неоставлению в полицейской кшщелярии копий своих донесений мне рекомендовали повторить тот самый способ собирания сведений о рождаемости у раскольников, какой проделала полицейская канцелярия. Само собою разумеется спрашивать о рождаемости во всех дворах чернобыльских безпоповцов пришлось отказаться. Но к уставщику, торгующему на базаре съестными припасами, я обратился за некоторыми покупками, и после расчета он обязательно показал мне свои прошлогодние записи о родившихся и умерших, написанные, впрочем, полуграмотно и на оберточной бумаге, на основании коих и того соображения, что безпоповцев в Чернобыле несколько более половины числа поповцов, я записал выше приведенные метрические данные за 1881 год.

Чем преимущественно занимаются жители?

На этот вопрос одинаковый ответ для всех небольших городов и местечек губернии, изобилующих еврейским населением. Христиане занимаются огорошгичестюм, садоводством, а многие даже хлебопашеством; меньшинстю промыслами и торговлей мелочной. Чернобыльские старообрядцы особенно славятся как отличные садовники и огородники. Под огороды они арендуют значительные проаранства окрестных владельческих полей и произведения сбывают в Киеве. Прочие мещане-христиане искуагые плотники и строители водяных суден старой конструкции: байдаков, дубов и проч. Евреи, как известно, не любят своих мускулов затруднять тяжелыми работами. Те, кои имеют дома и капиталы, живут доходами и занимаются торговлей, ремеслами не только для местечка, но и для окрестных сел. Не имеющие собственности живут при собственниках в виде прислуги; особенно уважается служба мишурисов, т. е. дворников, к коим (хгганавливающиеся в заезжих домах христиане должны адресоваться со всякого рода требованиями и платить им особо от договоренной платы за помещение. Бедные еврейки в недавнее время стали поденно работать у русских на огородах из-за платы продуктами: луком, огурцами, картофелем, или деньгами. К этому необычайному для евреек занятию приучили их состоятельные евреи, которые изредка стали занимать под огороды небольшие огороженные простра11ства при своих домах, хотя ни один еще не додумался посадить под окном деревце, которое очищая воздух, защитило бы его жилье от пожара, так опустошительного в еврейских скученных домах. Ниже (§7) мы перечисляем заводы и ремесла в местечке. Но процент затгимающихся там евреев, а также занятых правильной торговлей совершенно незначителен имея от 10 до 20% всего народонаселения; остальные 80% Бог питает и одевает неведомыми нам путями, хотя рассказывают, что тот держит лошадку, которой развозит воду собратьям и кормит свою семью, а этот дешево купил у мужика коровку или козу, молоком коих живет и остатки продает; один имеет в своем покривившемся домике лишнюю комнату и от найма выручает кое-что для жизни; другой служит в сторожах при синагоге, или при одной из цеховых школ, при еврейской больнице-богадельне, при бане и мыкве, при кладбищах, у многочисленных раввинов и состоятельных евреев за небольшую плату и умеренный стол; того жена, или дочь сидит в лавке с мелочными товарами и предлагает их прохожим, тогда как муж или отец отправился в дальний город за дешевой их покупкой. Так как Чернобыль сгоит в губернском захолустье, то цивилизовагшые средства добывать жизненные удобства воровством и мошештичеством здесь, мы думаем, мало употребительны; а во всяком случае гораздо меньше нежели в местах бойких. Не менее того евреи все: не сеющие, не работающие, и большей частью не торгующие и не занимающиеся ремеслом и нигде не служащие пользуются в местечке известными удобствами, а в свои шабаши едят белый хлеб, курицу и кошерное мясо, неизвестно никому кроме их самих из каких средств. Не играет ли здесь какой-либо роли известная еврейская международная ассоциация в Париже, подкупающая и натравливающая печать против России, собирающая капиталы на покупку у турок Палестины, организующая передвижение евреев из России в Америку и снаряжающая посольства для переговоров о евреях..., и поддерживающая неимущих при содействии в России магидов, хазуки, кагалов?

5. Имущественное, нравственное и религиозное состояние жителей Чернобыля

Картина имущественного и нравствешого состояния обитателей Чернобылем должна быть нарисована в четырех видах, по числу четырех особых разрядов народонаселения: 1 — евреев; 2 — раскольников; 3 — прочих мещан и крестьян<обственников христианского исповедания; 4 — привилегированного, или благородного сословия, к которому можно причислить, кроме должностных чиновников, лиц духовных всех исповеданий, землевладельцев, интеллигентов и служащих как при владельческой экономии, так и при аптеке, под условием шггеллигенции.

Нравственность человека- понятие условное, от полного аскетизма христианского анахорета, не придающего житейским делам никакого значения, до современного материалиста, дозволяющего себе всякие средства, приближающие к земным благам, много промежуточных ступеней для умозаключений о нравстшшости. Поэтому принято измерять нравственность какого-либо общества или народа количеством обнаруженных преступных действий в виду тех или других решений и постановлений общества, или народа. Евреи, как известно, на основании некоторых слов Моисея и толкований Талмуда, считают честность для себя обязательной лишь в отаошениях со своими единоверцами; всех же "гоев", или христиан религиознейшие из них признают равными скотам, коих следует, как таковых, без стеснения совести, всячески эксплуатировать. Поэтому и здешние евреи, нисколько не отличаясь по нравам и обычаям от собратьев западного края, так же отаосятся к народу небрежно, так же злоупотребляют его честным доверием к себе; так же в огромном большинстве лентяи в том смысле, что ни один из них не живет настоящей тяжелой жизнью труженика и землевладельца даже в земледельческих колониях предоставляя тяжелые труды "гоям". Ремесла любят только легкие. Излюбленное дело еврея - корчма и шинок; там он поднося случайному человеку согревательный напиток, ловко обделывает свои гешефты, основываясь на хазуке, по которой ему никто не конкурент. Она же, хазука, обеспечивает его положение, в насиженном гнезде, откуда его можно выжить не иначе как с большим затруднением; ибо только магид своей верховной властью в праве уничтожить его хазукские претензии, как и раздавать их. Евреи, живущие в местечках и городах, иначе прилагают хазукское право к населению христианскому; но всегда подробности хазукской казуистики, в деревнях ли, в корчмах полевых, или городах и железных дорогах, направлены, благодаря игнорированию этого вредного жидовского установления в Уложении о наказаниях, к исключительной пользе еврейства и в ущерб христианскому населению. Чернобыльские евреи, как везде, псквоему набожны и даже фанатичны. По праздникам они здесь, почитая город своим, ходят по улицам и площадям, особенно пожилые мужчины, в богослужебных одеждах: таласах и кителях; а главная синагога и все цеховые школы наполнены молитвенными криками по целым


Краєзнавчі праці

дням и ночам, хотя-бы это стесняло других. Они выставляют эти свои заявления и указывают христианам на них, а также на строгое соблюдение Моисеевой субботы, на свое пренебрежение к христианским праздникам, на свое удаление от малейшего общения с прочим человечеством в пище, способах приготовления и выбора ее, на то что они могут употреблять напитки (водку и вино) не иначе, как заготовленные еврейскими руками, даже сахар, свечи и другие фабричные товары с заводов еврейских и только по нужде христианской, как на доказательство что они Евреи, народ избранный у Бога, а все народы должны служить им, а не они кому бы то ни было. Такое самообольщение, основанное отчасти на ветхозаветном писании и на толкованиях извращенных, препятствует евреям сознать свое положение между чужими народами и свои обязанности. Отсюда известное отношение к ним во всех странах и государствах где процент их значителен Надобно прибавить, что чернобыльские евреи, как жшутцие в захолустье, во всех этих добродетелях стоят ниже своих единоверцев в столицах и больших городах, где богатые евреи к рассказанным безобразиям пригаюкупили горшее. Они подкупили прессу и слабоумных и слабонравствешгых публицистов из христиан, чтобы они дурачили общество, называя евреев самым передовым и либиральнейшим в мире народом, и проч. и проч. Наши Чернобыльские еврейчики так далеко в просвещении не идут, и благодаря этому, число обнаруживаемых судом престутшеггий между ними немного выше, чем у христиан и притом они состояли в 1881 г, большей частью в покушениях на чужое имущество и труд, что причисляется по нашему законодательству к маловажнейшим преступлениям, и в уклонении исполнения гражданских повишюстей, напр. воинской; ибо их отечество - Обетованная земля, которую ожидаемый Мессий непременно им доставит. По недостатку надлежащего просвещения чернобыльские евреи доселе не составили, подобно другим еврейским центрам конокрадской компании; а хазука их так слаба, что они не поджигают христианских нешюгочислешгых торговцев в местечке, живя рядом с ними и торгуя в соседних лавках.

Выше евреев стоят по нравствегпзым качествам раскольники. Терпя от господствующего вероисповедания некоторое ограничение, они иногда раздражаются к окружающей их среде, и в увлечении некоторые бывают способны подчас на преступлеггия как отместку за недоверие к их религиозным обычаям и убеждениям со стороны господствующей народности. Впрочем, огромное большинство их - народ трудогаобивый, честный, трезвый, любящий чистоту и порядок не только в своем доме, дворе и семействе, но в отношениях с людьми не их убеждений и не их народности, совершенно противоположно тому, чем на этот раз отличаются евреи, у которых два образа мыслей и поступков: один для единоверцев, другой для разноверпев - гоев. Ждем еще лучших нравствсшгых плодов от Чернобыльских старообрядцев югедствие расширения их религиозных прав, дарованных в 1883 г. высочайшей милостью.

Поднимаясь выше по ступеням нравсгвенных качеств чернобыльских обитателей, мы ноеМвии на третью ступень прочих христиан, причиашемых к крестьянству и мещанству, а на четвертую, высшую — благородное сословие, без различия оттенков вероисповедаггия с тем только ограничением, что благородные и богатые ляхи, как их ни мало здесь, особенно приставшие к Ляхам из существовавшего некогда туземного православно-русского боярства, поглядывают по-прежнему чаще нежели должно, на Варшаву и Краков, и только то почитают за истинное, полезное и нравствешюе, что им указывается из этих закоснелых в предрассудках центров. Мещане, крестьяне и чиновники Чернобыля, не принадлежащие к этому заколдовашюму кругу, не отличаются нисколько по нравам и обычаям от чиновников, мещан и крестьян всей России; равно как и лица римского исповедания, не волнуемые пелитическими и социальными вопросами, а занятые добыванием средств насущного пропитания трудами рук своих. Между всеми этими разноверцами христиатими-тружагиками взаимные отношения дружелюбны,   исключая   евреев,   которые   по   всещашней   и   поваодной   наклошюста эксплуатировать чужой труд, и сосгавлять из себя с этой целью замкнушй кружок, не прибрели симпатии. Антисемитских однако движений ни в 1881г., ни в прежнее время здесь не обнаруживалось, может быть потому, что здешнее еврейство не принадлежит к более богатому, и потому вообще более скромно ведет себя, не хвастая либерализмом. Чем менее еврей захватил цивилиза1дии, тем он сноснее для сограждан, которые при отсугсгвии претензий равнодушнее относятся к его чудачествам11, но цивилизовасшый еврей к ним присоединяет свою хазуку, которая дала ему возможность захватить в свои руки сначала торговлю питьем, а потом весь край покрыла густой сетью хазукеров, без ведома которых ничто не может быть ни куплено, ни продано, ни нанято. Это дает средство обогащаться болеее и болеее на счет прочих населений без особого труда.

Следует сказать несколько слов об имущественном состоянии чернобыльских великороссов, гак как прочие сословия в этом отношении нисколько не отличаются от тех же сословий всей Западной России. Великороссы причисляясь к мещанскому или городскому сословию (но как Чернобыль не причислен к городам, то они подобно многим евреям считаются мещанами других городов: Радомысля, Мозыря, Новозыбкова и проч.), разделяются на два разряда: принявшие православие приписываюгся в ведение Чернобыльской мещанской управы, осгающиеся в расколе считаются иногородними, В имуществешюм отношении между теми и другими нет различия; и те и другие одинаково занимаются маловажной торговлей и промыслами и не питают из-за религиозных убеждений никакой между собою вражды, равно как с малорусами и немногими ляхами простого звания. Несколько иначе относятся к еврейству, сознавая вред их обособления и свое бессилие бороться с ними. Заметно впрочем, что из них раскольники скорее и лучше богатеют и развитее по уму нежели православные, которые смешиваясь с малороссами, усваивают некоторые их недостатки. А может быть влияют некоторые удобства опеки и контроля сфициальности, а с нею лишних издержек в духовных и мирских делах. Поэтому раскольники большей частью грамотны, не имея официальных училищ и обходясь без инспекторов окружных и сельских и уподобляясь в этом отношении евреям, которые также почти все грамотны, не имея официальных училищ и строгого иншекторсгва над ними. Жилища раскольников опрятнее не только мещан православных и крестъянчюбетвешгиков, но и богатых евреев. При каждом доме сад и огород; и притом с такими качествами произведений, которых не умеют достигнуть окрестные крестьяне. Например: картофель, лук, капуста, огурцы, подсолнечник обрабатываются превосходно; плоды садоводства, даже нежные абрикосы и персики во множестве доставляются в Киев, а на месте все эти ггроизведетгия покупаются гораздо дешевле Киева. Садоводство и огородничестю есть преимущесгвещюе и любимое занятие Чернобыльских раскольников, По подражанию им чернобыльцы других сословий стали прилежнее заниматься этими отраслями сельского хозяйства; даже десяток хозяев из евреев завели небольшие гряды картофеля и других огородных продуктов; а Рубшпптейн, вопреки всеобщему еврейскому обычаю, содержит маленький фруктовый сад. Мещане из малорусов и крестьяне, со своей стороны, кроме усовершенствования в огородничестве, выражают стремления к щххжщению с большей очевидностью нежели жители окрестных сел и деревень: большим процентом 'грамотности,

11Еврейским чудачеством мы считаем: 1 — субботтвование в особый от христиан день, что заставляет христиан заботиться об устранении неудобств, соедененных с этим по захвате евреям в сгвои руки торговли жизненными потребностями; 2 — устранение себя от общения с хрестианами в пище, коей остатка и брак (треф) евреи норовят сбывать христианам; 3 — употребление между собою жаргона, особенно когда дело идет о том, чтобы надуть гоя; 4 — чванство своим благочестием, которое они выказывают в публичных местах: на пассажирских пароходах, железных дорогах, имею между христианами, напяливая свои богослужебные одежды и выкрикивая молитвы.

 

Л.Похилевич. Город Чернобыль (Киевской губернии), описанный отставным военным Л.П. Киев, 1884:
                         Стр.185-190  Стр.190-199   Стр.199-206  Стр.206-216

Л.Похилевич. Город Чернобыль, описанный отставным военным стр.199-206

 Л.Похилевич, стр.199-206

большим    заинтересованием   общественными   делами   и    участием    в    них,    наконец усовершенствование своего разговорного языка от более частого обращения с великорусами и торговыми людьми. Нищенство в местечке почти не существует между христианами. Между евреями оно чаще встречается по отвращению их к труду; но по влиянию их учителей и рукоюдителей, особенно проживающих в местечке двух магидов, уличных нищих не бывает. Близ старого еврейского кладбища, в центре местечка, на пожертвованные покойным магидом Зюсь-Терским, 500 руб. мещанскою управою построен в 1875 г., на место погоревшего в 1863 году небольшой деревянный дом, где призреваются на отпускаемую от общества (не знаем при участии, или без участия христиинской его части) небольшую сумму и частные пожертвования, несколько (ныне 20 душ обоего пола калек и больных) евреек и евреев, которые не могли найди приют в домах родственников. Подобные общественные дома благодетельные для населения в известных случаях, не мыслимы еще очень на долгое время, для русского населения особенно православного     (Чернобыльские    раскольники     свои     благотворительные     учреждения сосредоточивают в двух Замошанских монастырях: мужском и женском, совсем как в древнем Киеве: мужеские монастыри строились рядом с женскими). Мы так полагаем потому, что население это не имеет особого о себе попечения (гражд начальству нельзя быть везде и всегда) в своем духовенстве, подобно инородцам и иноверцам. Наше духовенство обособилось в особое сословие еще с царствования Петра Великого, по влиянию любимых им иностранцев, желавших обеспечить космополитизм религиозн. индеферентизм заводимым тогда учебным заведениям и всему   русскому   обществу.   Присутствие   тогда   детей   православного   духовенства   и прикосновенность к заведениям по этому случаю православия очень были-бы неудобны для предположенной цели. Мало-помалу образовалось особенное духовное сословие со своими училищами низшими, средними и высшими, оставлешгыми попечению одного духовного сословия и его церковных средств. Забота об этих сословных учебных заведениях и вообще о духовном сословии пришлась по вкусу нашей высшей иерархии наполняя отшельнические досуги приличными попечениями о сиротах обеего пола и лаская его раздачей дипломов учености и доходных приходов. Поддержанием заведенных училищ на надлежащей высоте, с непосильным напряжением церквей содержать институт, множества училищ низших, средних, высших и женских, даже при пособии со стороны государства, доселе было искгаочительно занято наше православное духовенство, пускаясь в шекуляции (свеч, заводы), и заботы об искусственном умножении свечных доходов и венчиков. Естественное отсюда последствие — ослабление внимания к главным обязанностям, лежащим на духовных лицах ко всему народу: наставлению и обучению. Излишние хлопоты о себе и своих училищах, из-за коих церкви сделались статьями дохода одного сословия вместо того, чтобы быть центром соединения благонамеренных людей совокупно со своим духовным отцом и пунктом устроягощим общественное и частное благо. Хотя это зло — сословность духовенства, замечено в наше время и при покойном государе императоре сословие духовное упразднено официально, но на деле оно по-прежнему существует, пока существуют его предания, его духовно-учебные в прежнем виде заведения и его попечительства не обо всех бедных православного исповедания, но о бедных лишь духовного звания - эти два отвода нашего духовенства от слияния с народом, и от исполнения обязашюстей отаосительш его.

Эти общие замечания касательно православного духовенства, существующие в русском обществе, приведены нами к извинению чернобыльского православного духовенства в малом его влиянии не только на многочисленных иноверцев, но и собственных прихожан. Конечно, мы не отвергаем, что церковные требы даются всем требующим, богостгужения совершаются с надлежащим благоговением; верно и то, что иногда прихожанин попросит совета у батюшки по своим семейным и хозяйственным делам, и батюшка не откажет в добром совете; но это все, так сказать, официальное не есть влияние духовенства на прихожан то самое, какое мы видим влияние еврейского магида на евреев, ксендза на ляхов, даже раскольнических монахов Замошанского монастыря на единоверных сектантов. Последние ищут и находят место, время и средства настоять на том, что признают полезным для своих единоверцев. Наше духовенство, и в частности чернобыльское, об этом и не помышляет. Оно, как член известного сословия интересуется только сословными делами. Привести, например, чернобыльское кладбище в порядок такой, в каком находится там еврейское кладбище, завести общественную больницу и богадельню по подражанию тем же евреям и тем дать полезное для общества назначение пустырю образовавшемуся в центре местечка после пожара Богородицкой церкви, повлиять на избрание мещанским старшиной самостоятельного и расторопного человека, а не пьяного попыхача еврейского; об этом всем и подобном, пусть кто хочет думает, но не православное духовенство, занятое требами и своими бурсами: низшего, среднего высшего разряда и попечительствами о сиротах не упраздненного духовного сословия.

Правда, при Ильинской церкви существует православное братство, самое давнее в губернии, учрежденное еще в то давнее время, когда в нашем крае православное духовенство болело с народом общими болезнями, и сохранившееся чудесно до наших времен благодаря именно тому, что учреждено не по теперешнему типу братств или приходских попечительств, обречешгых под председательством и заведованием приходских свящетшиков на служение духовному сословию, а, по давнему обычаю, обречено на служение самому православному чернобыльскому обществу под председательством и распоряжением избранного обществом цехмистра, которым в настоящее время состоит крестьшмкюбсгшшик Стефан Зозуля, завеггующий имуществом братства и капиталом до 2000 руб. Имущество и капитал братства не смешиваются с церковными суммами, коими распоряжается консистория и благочинные. Главное дело этого оригинального братства -погребение мертвых, даровое для бедных и с пожертвованием для богатых12. Оно учреждено, по видимому, по подражанию еврейскому чернобыльскому обществу погребеггия; каждая впрочем еврейская община имеет такое общество погребения, ибо по закону Моисееву прикосновение к мертвым, даже жены к мужу и сына к отцу оскверняет народ избранный, почему для погребения мертвых определяются особые люди. При обеих православных церквях учреждены, впрочем, приходские попечительства нового типа, заботящиеся об улучшении быта духовенства, умножении хоругвей церковных, позолоты образов и проч.

6. Здания

Домов в местечке считалось в 1882 году:

Христиан мещан всех исповеданий - 189, (в том числе: старообрядческих- 107, православных- 75, римских- 7). Крестьщкюбствештиков- 360 (в том числе: крестьян с наделом - 206, крестьян огородников - 94, отставных солдат из крестьян - 57). Землевладельцев с собствеггяьгми усадьбами - 14. Духовенства православного и римского - 5. Еврейских домов (купеческих - 5; мещанских - 465) - 470 (в том числе на крестьяской усадебной земле - 13 на владельч. гр. Ходкевича - 457).

Итого всех домов -1038.

Из числа этих 1038 домов только 3 каменных, пргагадлежащих евреям: главному магиду, Воскобойнику и Рубшгштегагу, остальные все деревяштые. Около 15 домов, в том числе и вщельческий графа Ходкевича, на кирпичных оаюваниях а некоторые имеют каменные

Подробности обязательно сообщены местным священником.

погреба и железные крыши. Домов пршгадлежащих казне или инженерному ведомству нет, а есть общественные дома, к коим принадлежит 5 домов духовенства и дом волостного крестьянского правления. Мещанская управа помещается в наемном еврейском доме. Собственный дом управа построит, когда узаконится Положение о местечках и посадах, давно ожидаемое.

Церквей православных две. Ильинская каменная, построенная в недавнее время на месте издревле существовавших деревянных церквей, сгоревших от частых в местечке пожаров; поотедний был в 1873 году, когда сгорела и деревяная Ильинская церковь. На постройку нынешней, освященной в 1878 г., отпущено из казны 30,000 рублей. Другая церковь деревянная во имя Николая, построена в 1858 г. на месте также сгоревшей в 1849 г. Римско-латинская церковь во имя Успения пресв. Богородицы, деревянная на каменном фундаменте с погребами, где покоятся тела некоторых членов фамилии Ходкевичей или Сапегов построена, как сказано выше, Лукою Сапегою в 1600 г., а по другим источникам в 1626 году в качестве доминиканского монастыря, каковым считалась до 1832 года, когда эта церковь обращена в приходскую для небольшого числа латинствующих наших братии. Главная еврейская синагога деревянная на каменном фундаменте, начата постройкой еще в 1860-х годах, на место сгоревшей на том же месте тоже деревянной, еще не окончена внутри постройкой; но молитвенные собрания евреев уже лет 10 в ней продолжаются. Кроме синагоги есть в местечке 5 молитвенных цеховых домов, из коих 3 -близ синагоги, а 2 — в частных домах магидов.

7. Промышленные заведения, промыслы, ремесла и заработки

Промышленность Чернобыля ограничивается четырьмя кожевенными заводами и одним свечным, они принадлежали: кожевенный трем евреям, именно:

К)цке Могилевичу с производством на 6000 р.

Вдове Суре Могилевич на 2000 р.

Гершке Смелянскому на 1000 р.

А один завод, мещанину из христиан, Семену Зеновичу - 300 р.

Еврейские заводчики нанимают русских рабочих, коих держит. К}цко — 5 человек, Сура - 3, \ а Гершко - 2; мещанин Зенович в своем заводе сам лично трудится; иногда только нанимает в помощь себе поденщика. Завод сальных свечей держит еврей-мещанин Симха-Арон Смелянский, выделывая свечей на 500 руб. в год, при помощи одного рабочего из русских. Материалы для производства кожевенного и свечного покупаются на местном базаре, и заводские продукты сбываются на месте. К промышлешгьм заведениям может быть причислен магазин сапожных | изделий еврея Израэля Орлова с готовой обувью, рублей на 200. Она заготавливается на месте | местными сапожниками евреями и христианами. Питейная промьптшешюсть, если можно ее назвать промьпплешюстью, выражается в существующей в местечке центральной конторе и подвале, которые снабжают горячим (хлебным) вином всех евреев торгующих во всех шинках  | имения. Такая продажа и арендование всех шинков в имении сдается экономией землевладельца с  | торгов за 4000 руб. в год. Собственно в местечке в текущем 1883 году считается 3 шинка, взявших  | из казначейства патенты. Кроме шинков в местечке содержится трактир Файвы Лишанской, и три  1 заезжих или постоялых двора евреев: Мирецкого, Вологшша и Городецкого, и один погреб с винами Тверского.

Торговля местечка внешняя более примечается на берегу р. Припети, куда берлины, байдаки, дубы привозят сверху реки местные материалы, большей частью без перегрузки здесь отправляемые вниз, к Киеву; а привозятся снизу хлебные продукты в зерне, особенно ппкявд соль, бакалея, сало и шерсть, тоже предназначаемые в дальнейшие города: Мозырь, Туров и Пинск без выгрузки здесь. В Чернобыльской пристани выгружается ничтожная часть этих товаров для местного потребления, а отпускаются местные продукты огородничества (картофель, лук) и садоводства. Счета провозимых по реке близ местечка товаров никто не ведет, а потому количество и ценность провозимого не известны. Чорнобыльская пристань, впрочем, в последнее время обратила на себя внимание высшего ведомства путей сообщения, которое по поводу засорения по местам реки корчами и препятствия судоходству от песчаных заносов, начало с 1875 г, инженерные работы по Припети; вчасгаости занялось построением при Чернобыле каменной набережной на сумму ассигнованную от казны (булыжный камень в лозовых плетенках опускался на дно реки). Действительно, набережная оказалась полезной для Чернобыля, так как прекратила дальнейший обвал в реку Чернобыльской горы и углубила реку при самом местечке; но вьшесенный из-под Чернобыля песок засыпал реку немного ниже и возобновил для судоходства старые затруднения. Говорят, что в наступающем году ведомством путей сообщения назначены опять дальнейшие инженерные работы по углублению Прилети и ассигнована уже значительная сумма.

Внутрешшя торговля Чернобыля может быть созерцаема во 1-х ежедневно и во всякую пору дня на торговой площади и в некоторых из 80 маленьких деревянных лавочек построенных в несколько рядов. Там вы найдете в продаже у местных торговцев христиан и евреев почти все необходимое скромному человеку в ежедневной жизни; по воскресеньям торговое движение увеличивается от приезда продавцов и покупателей из окрестных сел и деревень, но в годичные ярмарки: двухдневные на Троицу и Покрову и однодневную в день пророка Илии, местная торговля наиболее усиливается; однако оценка куплей и продаж не превышает 6000 руб. на каждую из трех ярмарок. Усовершенствованных способов торговли через биржи, банки, торговые конторы разумеется не существует в нашем захолустье, равно как нотариусов, страховых обществ. Из заведений для чистоты и удобств существуют, бойня для скота, построешюя в нижней или подольной части местечка; на краю его. Она приносит землевладельцу до 240 руб. в год; мясом торгуют исключительно евреи. Бань несколько: еврейская общая, человек на 20 с мыквою, и частных до 10-ти, при частных домах старообрядцев, каждая человек на 6; две плавучие мельницы на реке Припеги принадлежат двум крестьянам и перерабатывают в год приблизительно пудов по 5000. Кирпичный завод чернобыльской экономии выделывает в год печного кирпича около 40,000. Здешний строительный кирпич с трудом может быть употреблен на серьезные постройки. Когда строилась Ильинская церковь, то кирпич привозили из Вьшгорода. Ремесленников в Чернобыле следующее число:

из евреев    из христиан

Портных мужских и женских                                     15

Сапожников                                          15                    5

Кузнецов                                                 6                    3

Плотников                                              12                  8

Столяров                                                                      7

Печников и вместе штукатуров                                   5

Шапочников                                                                10

Кроме того, у ремесленников посторонних рабочих помогает приблизительно человек 25.

8. Перевозочные средства

В местечке находится почтовая станция, содержимая частью крестьянскими юлостями, а частью на земские средства. Станция, содержимая с подряда евреем, обязана иметь 10 лошадей для разгона, из коих за 8 лошадей платится из земских сборов по 125 р. в год за лошадь, а за 2 лошади, назначаемые для сельских волостей, платит по 150 р. сама волость. Содержатель станции обязан принимать и передавать на ближайшие станции всю казенную простую корретондешгию и возить бесплатно по первому востребованию лишь полицейских чинов и судебного следователя. Все прочие чины пользуются почтой за плату по таксе в 2% коп. за версту и лошадь. Частные лица могут пользоваться; почтой только тогда, когда бывают свободные лошади, и не иначе как за плату по взаимному согласию (гораздо высшую таксы).

Разгон почтовых лошадей, по словам содержателя, особенно бозштный, очень велик; а по нашему наблюдению он одень невелик, потому, что дает содержателю возможность держать лишь 5 лошадей самого умеренного достоинства, вместо 10 следуемых по контракту, хотя деньги получает   за   все.   Кроме   почтовых   лошадей   в   Чернобыле   всегда   готовы   к   услугам путешественников так называемые еврейские балагулы или извозчики. Балагула - это крытый | обширный и крепкий, но некрасивый экипаж, а зимою сани, в которых удобно помещается до 7-и пассажиров, запряженные в 2, 3 или 4 лошади с опьгагьм фурманом, большей частью домохозяином в местечке и собсгвенникрм лошадей. Таких балагульщиков в местечке до 12, а лошадей у них более 30, искупленных дешево у лошадиных торговцев из подкормленного брака. На этих лошадях ежедневно, кроме разумеется сабаша, балагула отправляется на Киев, хотя-быс одним, или двумя пассажирами, наполняясь ими постепенно по пути в селах и местечках, и стараясь юзвратиться домой в ту же неделю, забравши в Киеве и по дороге обрапгых пассажиров, В известные дни такие же балагулы отправляются в г. Радомысль и Мозырь, в каждый по два | бапагулыцика. Евреи настолько доверяют этим своим балагульщикам, что вручают им не только | всю свою обширную корретовдетгцию, но и значительные суммы и, говорят, что не было | примера потерь. Бала1ульщику, имеющему более или менее надешгую тройку, каждый путь в Киев с возвратом, дает до 30 руб. дохода. Кроме этих двух перевозочных чернобыльские | обыватели имеют до 250 лошадей для собствешюго употреблешхя и между ними до 50 хороших и не изнуренных.

9. Потребление съестных и других припасов и цены на них

Сколько употребляется в местечке хлеба, мяса, молока, сала и прочих материалов построек и отопления, никто конечно не собирал точных цифр. Но как здесь 1П4Кто не умер < голода или холода - то следует заключить отсюда, что лродовольствешше предметь1 добьс в надлежащем количестве, а для защиты от холода и атмосферных безвремешп>гх омовеи достаются нужные материалы. Количество съестных припасов определяется числом жителей Iпривычкой их употреблять то или другое в пищу. Поэтому нам приходится лишь заметить, значительное народонаселение Чернобыля (около 10,000) может довольсгвови произведеш1Ями местного хлебопашества, скотоводства и огородничества, тем более что, недостаточшгм качествам полей и лугов, которые по прошюдительности отнесены Положив о выкупе к 7-к местности, земледелие и соединешгые с ним отрасли хозяйства не находятся здесы цветущем отстоянии. Урожаи ржи, гречихи и проса умерешгы; ячмень, овес и конопля удаются только на погаоях; пшешщы не умеют обрабатывать и не сеют, владельческие экономии давно перестали сами заниматься хозяйством. Сена хотя достаточно по лугам Припети и Уши, но оно 1 совсем хорошего качества, особенно если примешивается болотное. Поэтому не только торговли, но и для местного продоюльствия хлеб покупается на местном базаре, привозимый окрестными производителями, а большей частью с суден, сплавляемый с верховий реки. Крупчатая мука и вообще пшеничная доставляется суднами же с Днепра. Несмотря на это, хлеб в Чернобыле, особенно ржаной, а также ячная и гречаная крупа всегда в цене, стоят дешевле против Киева на 10%, но пшеница и овес % на 15 дороже. На столько же дороже крупчатая мука и всякая крупа обделанная и высшего сорта (перловые крупы и проч.), равно как и все бакалейные товары. Сено дешевле против Киева % на 20. Дрова и строительные деревянные материалы: бревна, доски, шалевки, дрань против Киева дешевле % на 20; местный кирпич худого достоинства, кажется более от неумения, нежели от местной глины, также дешевле % на 40; но строительный камень - булыжник, на месте не находящийся, доставляется при постройке дамбы под чернобыльской горой, из Могилевской губернии Днепром до устья Припети, а потом вверх по Припети до Чернобыля, обошелся дороже киевского на 10%. Торговля мясом искгаочительно в руках евреев, которые скупают у крестьян здешний скот по цене гораздо сходнейшей, нежели это достается мясникам Киева, и убивают его на бойне, арендуемой во владельческой экономии, где в год убивается приблизительно: рогатого скота 1000; овец и коз 200, птиц до 2000 штук. Потом, по осмотре туш резником, считающимся у евреев духовным лицом, отделяются известные части для продажи верным евреям, остальное, не употребляемое в пишу евреями, а также целые туши от скота с указашЕыми резником признаками болезни, продается гоям. Поэтому в еврейскую компанию мясных торговцев ни под каким видом не допускаются христиане, коих вообще евреи стараются устранить от мясной торговли, исключая свиного мяса. Мясо говяжье и свиное, а также сало стоит в одинаковой цене с Киевом, хотя бывают времена, что можно купить здесь гораздо дешевле нежели там, и наоборот. Тоже должно сказать о молоке и произюдствах из него. Месшьгй скот малоросл, весьма слаб и тощ вероятно от недостаточной питательности местных пастбищ, иногда болотных. Местечко летом имеет четыре городских стада, в которых в истекшем 1882 г. считалось: лошадей - 250; волов - 20; коров и телят - 550; коз - 250; свиней - 280. Птицы при домах насчитывали свыше 400 штук.

 

10. Общественные и правительственные учреждения и заведения

 

Чернобыль служит резиденцией ближайших к народу, иначе самих низших органов: административного управления, хозяйственного попечения, акцизного надзора и обоего (уголовного и гражданского) суда. Несмотря на такое значение места, на торговое в нем движение, на то, что он лежит на важной военной дороге, соединяющей две важные крепости, почтовое ведомство не имеет здесь конторы, не хочет знать этой когда-то важной дороги, так что корреспонденция, довольно большая, властей а также городской управы, совершается по благоусмотрению начальствующих.

 

В Приложении под лит. В мы приводим список периодических изданий (кроме прочей корреспонденции) получавшихся в 1882 году жителями Чернобыля. Все они вьшисываются в г.Радомысле, а оттуда чрез становые квартиры: Малин, Иванков в Чернобыль, в канцелярию пристава, что замедляет на две недели путешествия их из Радомысля. Вот гтравительственные лица, имеющие свое пребывание в Чернобыле и содержание их по частным сведениям:

 

1) Пристав 5-го полицейского стана в Радомысльском уезде. При нем полицейский урядник, письмоюдитель с писарями. Под его командой 8 соцких и 26 десяцких. При полиции тюрьма, где содержатся по приговорам мирового судьи и постановлениям судебного следователя, средним числом до 4-х арестовашшх, Арестованные также бывают при волостном правлении.

 

Тюрьма, состоящая из трех комнат, находится в нижнем каменном этаже того дома, который нанимается из земских сумм за 800 руб. в год для помещения в верхнем этаже пристава и его канцелярий. На пищу содержимых отпускается из казны авансом до 400 р. и выдается лицам содержимым: простого звания до 10 коп., а привилегированного - по 15 коп. в день. Самому приставу кроме квартиры, казна платит жалованья - 1100, уряднику - 400, соцким - по 120, десяцким - по положению о нижних воинских чинах. Из канцелярий пристава выпущено 8186 исходящих бумаг и принято 5154 в 1881 году.

 

2)   Мировой посредник, получающий содержания казны — 2000 р.

3)   Судебный следователь — 2200 р.

4)   Судебный пристав получающий с прогонами и за исполнение решений суда по таксе, около-4000 р.

5)   Помощник акцизного надзирателя, с процентами разьездными - 8000 р.

6)   Разъездной надсмотрщик по акцизному ведомству, с процентами и разъездными — 800 р.

7)   Участковый фельдшер — квартиру и 150 р.

В местечке была заведена министерская двухклассная народная школа и был назначен министерством учитель, но учитель не приехал, а школа сгорела; между тем при Ильинской церкви издавна существует училище, которое содержит приходское общество выдавая учителю, местному диакону, 180 руб. в год. В настоящее время в этом училище учится до 30 мальчиков, исключительно православных. Но иногда старообрядческие и римо-католическия дети учатся в нем; еврейские никогда.

Аптеку открыл в Чернобыле около 1830 года Пацюрковский, купивши у графов Ходасевичей в госкггвенность земли до 3 десятин и вместе с тем сенокосной на лугах до 20 десятин. В городе на купленной земле Пацюрковский построил хорошие дома, из коих в одном и ныне аптека, а в другом - полицейское учреждение и квартира пристава. Потом аптека и дома переходили в собственность Яновского, а около 1862 года перешли к австрийскому подданному Форесовичу, у которого в настоящее время аптеку, два дома и сенокос арендует за 600 рублей в год фармацевт Михаил Иванович Каменичный. В аптеке имеется аптечных материалов на 4000 рублей. Продажа в год ручная и рецептурная на 1000 р. преимущественно первая по неимению в городе врача и по не нахождению никаких больниц. По словам г. содержателя аптеки существует в местечке и вольная продажа даже сложных лекарств у жены еврея Еркаса. Господствующие болезни в городе, по наблюдению его же: лихорадочные, желудочные и грудные.

Мы ничего не сказали о мировом судье, числе дел и проч. потому, что мировой судья, находя пребывание в многолюдном еврейском местечке неудобным, избрал местом для своей камеры какое-то селение, оставив здесь лишь судебного пристава.

 

Л.Похилевич. Город Чернобыль (Киевской губернии), описанный отставным военным Л.П. Киев, 1884:
                         Стр.185-190  Стр.190-199  Стр.199-206  Стр.206-216

Л.Похилевич. Город Чернобыль, описанный отставным военным стр.185-190

 Л.Похилевич, Город Чернобыль Киевской губернии Страницы 185-190

Л.Похилевич Город Чернобыль Киевской губернии описанный отставным военным

Предисловие

Военный человек в отставке, если владеет смыслом, не обессилен немощами и не обременен частными своими или чужими делами, не может долго сидеть сложа руки и ничего не делая кроме удовлетворения животных потребносгей. Он привык к походам и обозрениям, притом со сюей обычной точки зрения: защиты и нападения, разумеется, воображаемых, но возможных. Вот почему является эта малая книжица пред тобою, благосклонный читатель, - плод досуга и экскурсий по окрестностям старого воина, описывающая один из стратегических пунктов, не очень далекий от нашего богохранимого Киева. Как ни маловажен в количествешюм и качественном отношении этот труд, оаюванный на общеизвестных источниках; но автор не мог избежать, чтобы не затро1гутъ в нем очень важных и фундаментальных для нашего края вопросов об инородцах и иноверцах и не сказать того, что на эти вопросы отвечают коренные туземцы. Автор предлежащей книжицы не просит, по старому обычаю, снисхождения к недостаткам ее и к выводам его, может быть недостаточного сообразным объему композиции и официальной компетегщии сочинителя; напротив он полагает, что критическим, но беспристрастным отношением к выражешшм в труде мыслям и фактам яснее обгаружится правда, которой неуклонно во всю свою жизнь автор искал и ей одной служил. А потому не иначе как с благодарностью автору желалось бы слышать оаювательные обсуждения затронутых в этой брошюре предметов и оценку фактов, от лиц также преданных одной лишь правде и радеющих об одном лишь общем благе.

Автор. Киев, 20 Октября 1883 г.

 История г. Чернобыля

В настоящее время местечко Чернобыль, лежащее в 120 верстах на север от Киева1, при соединении двух значительных рек: сплавной Уши и судоходной Прилети, не имеет особенного значения; правильнее, не обращает на себя большого внимания военных и адагагастратишшгх авторитетов. Позволяем себе это полагать частью по отсутствию военного в его стенах элемента, исключая нескольких дней в году призыва окрестной молодежи к исполнению юинской повинности, (потому, что Чернобыль составляет один из 5-ти цешров в Радомысльском уезде, куда собираются представители военного и других сословий исполнителями известных распоряжений); частью по малым усилиям администрации к образованию особого Чернобыльского уезда2, давно признаваемого крайне необходимым по географическому состоянию местности и по несоразмерной величине нынешнего Радомысльского уезда; главное всего, по совершенному безучастию как военного, так и гражданского начальства, к состоянию военной дороги от Киева к Чернобылю, соединяющей по прямому направлению Киевскую крепость с Бобруйской и параллельной с Днепром, часто неудобным к судоходству по случаям обмеления, ледохода и замерзания. Хотя упомяхгутые крепости в последнее время соединила железная дорога через станцию Бахмач; но эта линия увеличила расстояние между ними более нежели вдвое, против расстояния через Чернобыль, не говоря о случайности невозможного пользования железными путями. Так стоит Чернобыль теперь, но в давнее время, подсказывает историческое чутье, этот город по-теперешнему - местечко, значил много для киевской и кривичской Руси. На это указывает местность, господствующая на далеком расстоянии над низменностями, потянувшимися к востоку и югу, в которых соединяются с Днепром и Припетью значительные реки: Уша, Тетерев, Здвиж и Ирпень. Древние доисторические курганы и могилы находятся как в самом местечке, так и в окрестностях его. В последних, по народному преданию, тлеют кости татар, погибших разновременно в сражениях под Чернобылем, а по нашему мнению - это свидетели неизвестных истории событий, предшествовавших появлению в наших странах и монголов и татар3. Неверно также народное предание о татарском колодезе, в 2-х верстах по дороге в Корогод шходящимся: будто в нем были погружены татарами, во

 

1             Расстояние других пунктов такое: Хабное — 80, Горностайполь — 28, Радомысль — 120, Мозырь —

 

130 верст.

 

2             Очем несколько раз в органах печати были делаемы заявления с изложением мотивов.

 

3В самой большей из могил по высоте, в западной стороне местечка находящегося, погребено в
новейшее время до 500 воинов костромского ополчения, квартировавшего здесь после французской
компании 1812 г.

 время одного нашествия, большие сокровища, так как по исследованиям 1815 г. в бывшем колодезе ничего не найдено.

Впрочем древний город, или его детинец, под именем Стрежева, был расположен несколько выше по р. Прилети, в урочище, которое и теперь называется тем-же именем, где ныне владельческий фольварок и где по местам приметны следы и каменные фундамипы каких-то давних строений, а еще вернее — в урочище Гримов, где ныне пристроен дом и заводится сад членом киевского губернского по крестьянским делам присутствия Зехтеном, на земле пожалованной ему из земель бывшей Чернобыльской юридики4- Здесь земляные укрепления, валы и рвы существуют в целости до настоящего времени. А давние летописи рассказывают, что когда великий князь киевский Мстислав, сын Мономаха, в 1127 году послал братьев своих против кривичей четырьмя дорогами, то Вячеслав и Андрей пошли на них, с туровскими и владимирскими войсками, к городу Изяславлю; а Всеволоду Ольговичу приказано было идти со своими полками (киевскими?) через Стрежев к городу Борисову. Стрежев считался самим южным городом Полоцкого княжества, куда Рогвольд, около 1160 года, посадил Всеволода Глебовича, отнявши у него Изяславль город. При этом князе Стрежев впоследствии названный Чернобылем, считался удельным княжеством зависящим от Полоцка, как-бы на страже этого княжества против южного Киева. В 1193 году в летописи Стрежев уже именуется Чернобылем. Так в летописи записано: князь вьппгородский и туровский. Ростислав — сын великого князя киевского Рюрика (княжил от 1180 по 1195 г.) "гьха сь ловом отъ Чернобыля въ Торцтскш".

После времен татарского ига находим, что Чернобыль с окрестностями сначала принадлежит к владениям Олельковичей: Слуцкому и Копыльскому: а потом составлял главный город особого сгароства, считавшегося "крулевщиною", т.е. государственным имением, преДназшченным на военные поселения; "на осады жолнерския" говорит польский описатель "Полесья Кювскгьго" выслужены боевницы отрымывали ту ковал грунту съ обовянзкгьмъ бороненхя кресоё"5. Но должно быть предположение о военном назначении этих мест, заселешгых еще прежде в известных шляхетских околицах воинской дружиной великих князей Киевских, худо исполнялось правительством литовских князей, хотя знаем из уставной грамоты Сигизмунда I, 8-го декабря 1507 г.6 в Чернобыле, как в пограничном городе "люди церковные, князекк и панекге отбывали недми" (держали стражу). В указанной грамоте выговаривалось, чтобы тех людей не заставлять паста староеттшеких коней, или возить дрова, а чтобы они исполняли недельную службу и посылаемы были: если надо за гонцов, как было при великом князе Витольде. Такая высылка стражи к Чернобылю, под названием "службы путной или замковой", продолжалась и в XVIIв.7. Из старост заставлявших "службу путную" пасти коней и возить дрова, нам известны: в начале XVIв. Яков Елец, женатый с княжной Мариной Юрьевной Глинской; после него Ян Гуринский Тьпжевич, отличный воин своего времени. Он погребен в Киево-Печерской лавре и на его надгробии была следующая надпись: Ян-Скуминовичь Лъвовичь Тышкевичъ Маршалах короля Его милости, Старост Чернобыльский, 7071 (1563) року Октября 10 зде зложивъ бренное тгьло, къ втнымъ отыде радостям. А в | похвальных стихах, пршщдлежавших к 1щпгробгао, Ян Тышкевич наименован с "русским (а не  |

4              Оба эти места обозначены в прилагаемом плане [На жаль його не вдалося вщпайти — прим. Ред.].

5              Прошедшее Полесья Юевскаго, Варшава. 1882 г., стр. 42.

6              В историч. актах Запад, России, том П, № 30.

7              Прошедшее Полесья Юсвскаго, Е)г. Агйош ]. стр. 10. Автор этого хорошего по обобщению фактов

сочинения, но напрявлешюго при помощи софизмов против характера деятельности Киевской археологической комиссии, скрыл свое имя под псевдонимом Е)г. АпЮш ]., потому, если не ошибаемся, что получает хорошее содержание от русской казны, не сочувствуя однако-же русским интересам в крае.

 лехским) Пирром, Сарматским Гектором" (терратургим). В 1565 году Чернобыльское староство отдано королем воеюде смоленскому Филону Кмите, женатому с одной из дочерей князя Юрия Капусты, в замен винницкого имения принадлежавшего Кмитам и подвергавшегося частым набегам татар, а по другим известиям, взамен отнятого в Северской области8. Впрочем, Кмиты владели Чернобыльским староством еще к концу XVв и на этом, по-видимому, основании состоялся замен и притом в качестве староства, потому что в королевской привилегии Чернобыль наименован местечком, а старосте предоставлено брать в свою пользу мыто, или пошлшгу со всех продуктов провозимых на рьшок для продажи и с доставляемых на суднах к пристани. От Кмитов, еще уважавших свое русское происхождение и религию своих отцов, староство перешло к князю Луке-Яну Сопеге, или Сапеге, основавшему в Чернобыле в 1660 году доминиканский монастырь, и при нем школку, при посредстве коей он желал русских жителей обратить в папистов; он был женат с Софией Кмитовой, совращенной уже в латинство. По смерти Луки-Яна Санеги староство принадлежало сыну его Казимиру-Павлу и внуку Яну Фридриху — канцлеру Литовскому, умершему без потомства. Чернобыльское староство, обращенное неизвестными нам актами в наследствешюе имение, получили уже в прошедшем столетии, родные сестры Сапеги: Сесилия и Юстина, из коих первая вышла замуж за иезуитского поклонника Яна-Карла Ходкевича, а другая за Кролецкого. Как Ходкевичи так и Сапеги, будучи по происхождению русскими, разновременно, с XVи XVIв. отступили от православия и народности предков и до настоящего времени некоторые остаются в латинстве поддерживая лехизм и папизм в несюйствешгых им странах. (См. прилож. под лит. А).

Владельческие права ляхов в Чернобыле, как и в других местах нашего края, были поколеблены казацким восстанием 1648 г.; но в 1652 г. во время движения Радзивила с Лехскою армией на Киев, Чернобыль по изгнании Козаков, стоявших здесь под начальством Киевского полковника Антона Ждановича, был занят начальником полевой артиллерии Гонсевским, который восстановил здесь во владельческих правах Сапегов. До самого конца XVIIв. Чернобылем владели Сапеги. Из обнародовашшх киевской комиссией давних актов видно, что покойная Лехия, наученная опытом казацких войн, окончательно расшатавших здание Речи Псктюлитой, задумала к концу XVIIв. избрать для своего поправления и укрепления, орудие в тех же казаках. Только вместо потерявших у езуитского 11равительсгва всякий кредит казаков южного Попдепровья, Польша при короле Яне Собесском и гетмане Яблоновском, избрала таким орудием жителей северного по отношению к Киеву Поднепровья. Местечко Дымер близ впадения в Днепр р.Ирпепя было назначено резиденцией польско-казачьего гетмана, каковым был наименован брацлавский полковник Гоголь, первый юдюривгпийся в 1676 г. в Дымере. Так называемые шляхетские околицы Киевского полесья в ньптешпих Радомысльском и Овруцком уездах, тесненные боярами старых великих князей Киевских и Литовских, превратившиеся мало-помалу в польскую шляхту православного исповедания, должны были доставить контингент для предположеных козацко-польских казаков и с таким же увлечением бороться против Москвы и Турции, с каким южные их братья боролись против ляхов. О том, па сколько эти казаки принесли пользы погибавшей Лехии, см. вышеприведенное польское сочинеше Эг. Апюгй }. а нам оно напомнило, что Чернобыль, лежащий почта в центре иольско-козачей территории, несколько раз подвергался казачьим набегам. Так в 1685 году полковник Криштоф Лончинский распоряжался в Чернобыльском ключе Павла Сапеги и действия его записаны тогдашним губернатором Иваном Юрьевичем Скорульских в таких словах: "Стация козацка продолжалась от начала года до половины июля. Ключ Чернобыльский слагался из местечка и килъкагшдцатъ деревень. Полковник занял своим

Статистическое описание Киевской губернии Фугвдуклея, т. 1, стр. 483.

штабом помещичий двор, а по наступлении весны разместился в "Толстом лесе", соседней дуброве, а подчиненные ему сотни заквартировали в Копачах, Копачовцах, Семиходе, Машове, Красном, Скрипках (1), Ладыжицах и Теремцах... Поступали как всегда, пан Струсь, в частности, был влюбчив и ухаживал за девками; особенно пьяный становился еще нежнее, а препятствовавших его волокитству трактовая пулею... а иные ели, пили, а своим коням приказывали давать корм в излишестве; затем пред выступлением неопрошенные гости пускались в грабеж. В Чернобыльской дуброве жизнь текла также весело, натурально на счет владельца. Полковник Латинский с офицерами помещались в шалаша, принимая гостинно соседей из Овручского округа, сношения с коими ему были нужны для увеличения полка. Одна сотня исполняла при полковнике очередную службу, была расположена в лесе; почему вечером обоз освещался кострами, музыка, песни, изобилие напитков, а подчас одна, другая красавица приезжали навестить полковницу; вот и удовольствие и танец. Иногда Скорулъский приглашал своего лесного постояльца на банкет в помещичий дом. Тогда подъем г. Лончинскаго совершался торжественно, Предшествуемый трубачами он сам, окруженный штабом, а за ним коляска, а в ней еймосць разряженная; а в конце как-бы почетная стража - несколько десятков казаков в голубых украшениях; ибо король отпускал на мундиры молодцам сукно этого цвета. Угощение часто печально оканчивалось пьянством, буйством и драками. Наконец губернатор уговорил полковника просьбой и подарками. Может быть полковник заметил что волость Чернобыльская до того опустошена, что из нее уже ничего нельзя вытянуть. Наконец Латинский приказал сотникам (между коими один был Искра) шире распространить щг расквартирования полка. Прежде всех выступил пан Струсь в Паришове - имении Чернобыльских доминиканов. Здесь Струсю так понравилось, что он 5 раз сюда возвращался, вывозя отсюда зерновой хлеб, отыскивая его в ямах и приказывая убивать на мясо откормленных телят и овец, и объясняя прищ о. Тряске, что он, Струсь, должен быть готовым к военному походу.

В 1694 г. гораздо более опустошил Чернобыль и окрестные села начальник другого польско-казачьего отдела Иеремия Гладкий, который за грабежи и сопротивление Палию, расстрелян в Хвастове в начале 1699 года. Около этого же времени Чернобыльское имение, вместе с другими, а именно Хабенским и Демидовским, подверглось опустошению постоем казаков и экзекуцией борошна10 со стороны назначенного польским правительстюм наказным гетманом Василия Искрицкого.

По смерти Сесилии из Сапегов Ходкевичевой Чернобыльское имение досталось сыну ее Адаму-Тадеушу Ходкевичу, воеводе брестскому, потом В1гуку Яну-Николаю, умершему здесь 26 февраля 1781 года и гграьтгуку Александру, скончавшемуся в 1860-х годах. Ныне имение, заключающее в себе, кроме самого местечка шедующие села и деревни: Заполье, Залесье, Яновку, Гапоновичи, Черевач, Новоселки, Ямполь, Нагорцы, Копачи, Карпиловку, Красное, Кривую Гору, Корогод, Жолнеровку, Разъезжую, Глинную, Машов, Зимовище и Усов принадлежит меньшему из трех сынов покойного Александра Ходкевича Болеславу, не живущему однако здесь, а за границей, или в других своих имениях. Владельческой земли в этом имении его числится: полевой 9,432 и лесной 11,066 десятин, кроме неудобной, количество коей неизвестно и 3079 дес. лес в Дымерской волости. Кроме исчисленных сел и деревень границы этого имения в прошлом веке обнимали и многие другие, и ггростирались на запад до границ Хабенского, а на юг Горностайпольского и Иважовского имений.

9Акты о козаках, том. П, стр. 113.

10  Польское правительство выдавало козакам лишь синее сукно на мундиры. Остальным вс
необходимым козакам должны были сами козаки снабжаться взысканием с жителей, где бы
расставлены и экзекуцисю "борошна", под которым разумелись не только провиант и фураж,
предметы вооружения и движения. Отсюда беспрестанная борьба с жителями и грабежи.

 

 

 

Л.Похилевич. Город Чернобыль (Киевской губернии), описанный отставным военным Л.П. Киев, 1884:                          Стр.185-190  Стр.190-199   Стр.199-206  Стр.206-216

Подкатегории

  • Фото галереи

    Частные

    Винницкий фонтан

    EURO2012

    Белки

    Кошка

    Греция

    Монастыри Афона

    Монастыри Метеоры

     

    По работе

    Visa Gear2011

    Visa Gold Shoping Party

    ATM2012 Rusia and CIS

    Bank Retail 2012

    UPC (IS-Card 2012)

  • Меню

    Категория присваивается документам, содержащим текстовое с гиперссылками меню

  • Публикации
  • Фото Чернобыль

Нравится